Ассоциация по Развитию
Коллекторского Бизнеса
+7 (495) 135-07-95
pressarkb@yandex.ru
Схема проезда


+1 Вступить в ассоциацию
Первая в России
АРКБ
m
m
m

                 

ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ:

+7 (495) 135-07-95

 

Новости
Члены ассоциации
Мероприятия
Об ассоциации
Аналитика
Новости членов
Пресса о нас
Пресс - релизы
Развитие бизнеса
Учебный центр
Комитет по коллекторской деятельности
Вступление в ассоциацию
Учебные фильмы
Опрос: Работа с ипотечными долгами
Call-центр
Контактная информация

"Судьба коллектора"

Судьба коллектора
АРБ спорит с Роспотребнадзором
07.10.2010


В свете согласования закона «О деятельности по взысканию просроченной задолженности» Ассоциация российских банков (АРБ) направила в Министерство экономического развития письмо о правомерности уступки банками прав требований в пользу коллекторов по кредитным договорам с физлицами. В своем письме АРБ оспаривает позицию Роспотребнадзора, который считает такую уступку противоречащей нормам Гражданского кодекса (ГК).

С точки зрения Роспотребнадзора, уступка в пользу коллектора противоречит п. 2 ст. 388 ГК о «Условиях уступки требований», так как «личность кредитора-банка имеет существенное значение для должника-потребителя». Позиция Роспотребнадзора основана на том, что коллекторы не являются субъектами банковской деятельности и уступка прав в пользу ссудной задолженности лишает клиента — заемщика банка прав на защиту банковской тайны, тайны о его операциях, счетах и вкладах.

Кроме того, по мнению Роспотребнадзора, уступка ссудной задолженности «дробит» предмет договора: право требования возврата кредита неизбежно связано с передачей новому кредитору и прав, и обязанностей. АРБ оспаривает позицию Роспотребнадзора и считает ее ошибочной и не основанной на нормах права. «Банк-кредитор не может уступить принадлежащее ему право требования по кредитному договору, не нарушив при этом ст. 26 закона о банках, поскольку при заключении договора цессии необходимо точно индивидуализировать передаваемое право», отме­чается в письме АРБ.

Президент АРБ Гарегин Тосунян уточнил, что передача требований коллекторам вполне законный и логичный процесс. «Это как любая аутсорсинговая функция, и никто нам не может это запретить», — пояснил РБК daily г-н Тосунян. По его словам, наказывать нужно коллекторов, которые используют психологические или некорректные рычаги воздействия в отношении должников, а вопрос цессии и передачи прав требований в соответствии с ГК более чем законная операция.

Президент ассоциации региональных банков «Россия» Анатолий Аксаков также не видит причин для юридического спора. «Уступку прав требований и процедуру работы коллекторов нужно регулировать не в плоскости «дробления» долгов, а в цивилизованных методах работы с заемщиками», — уточнил г-н Аксаков.

Директор департамента розничного бизнеса СДМ-банка Денис Давыдов утверждает, что понятие «цессия» находится в правовом поле и никакого обмана клиента нет, потому что событие, повлекшее за собой цессию, — это нарушение клиентом условий кредитного договора. «Почему когда банк покупает свои кредиты — это законно, а когда продает — не законно?» — недоумевает г-н Давыдов.

Марина МАКСИМОВА


Источник: РБК daily

 
«Плохих» долгов становится все больше

«Плохих» долгов становится все больше
01.10.2010, Новые известия


Просроченная задолженность по банковским займам с начала года выросла на 17,1%, достигнув к 1 сентября уровня 284,4 млрд рублей, сообщил в четверг Центробанк. Кредитование в январе-августе тоже росло, но куда меньшими темпами: граждане взяли у банков на 6,4% денег больше, в общей сложности на 1 сентября это 3 трлн 792,7 млрд рублей. В итоге доля просроченных долгов в общем объеме кредитов за 8 месяцев этого года выросла с 6,8 до 7,5%. И это при том, что пик кризиса вроде бы пройден, заемщики, которые могли потерять работу и источники доходов, уже их потеряли, а новые займы банки выдают крайне осторожно и только самым надежным клиентам.

Банковский аналитик фондового центра «Инфина» Вероника Чекина считает, что нынешний рост просроченной задолженности — это продолжение прошлогодних проблем, отложенных лишь на время. «В категорию «плохих» ссуд перешли кредиты, пролонгированные и реструктурированные годом ранее, — сообщила она «НИ». — Тогда эти кредиты были еще в категории более-менее нормальных, теперь же заемщики не могут по ним расплатиться, и банки переводят их в категорию «плохих».

По словам эксперта, 7,5% — это средний уровень по сектору, но у отдельных банков ситуация может быть куда хуже. «Думаю, у многих банков эта цифра составляет порядка 20—25%. Это высокий уровень, но его все же можно выдержать, к коллапсу банковской системы он не приведет, — уверена г-жа Чекина. — Сами банкиры говорят, что пик реструктуризации практически пройден, значит, в дальнейшем просроченная задолженность, скорее всего, расти уже не будет. Однако все зависит от того, какая ситуация сложится на международных финансовых рынках.

Михаил КАЛМАЦКИЙ

 

 
Банки запасаются специалистами по взиманию просроченных долгов

22.09.2010

Этих людей боятся, даже ненавидят, встречей с ними можно пугать всех желающих взять в банке кредит. Однако сами сборщики проблемных долгов связывают неприязнь к себе с низким уровнем финансовой культуры в стране. Россияне готовы брать в долг чужие деньги, но не хотят возвращать свои.

Наука убеждать

Спрос на профессионалов, обладающих даром убеждать несознательных граждан отдавать долги, стал весьма актуальным для банков в 2008 году, когда просрочка по кредитам росла как снежный ком. Однако потом, по мере снижения темпов прироста просроченной задолженности, количество незаполненных вакансий в отделах по взысканию долгов стало заметно падать. «Зато сейчас розничное кредитование постепенно набирает обороты, банки готовятся к тому, что появится просрочка по недавно выданным займам, которую надо будет обслуживать, — говорит директор по взысканию просроченной задолженности Альфа-Банка Олег Коган. — Поэтому по сравнению с осенью 2009 года спрос на сотрудников по взысканию долгов сегодня выше».

Работу по возврату проблемных кредитов в банках обычно делят на две части — soft и hard collection. «Если срок просрочки небольшой, то основным инструментом является дистанционное взыскание, — поясняет заместитель начальника управления по работе по работе с проблемными активами ВТБ 24 Наталья Шелковая. — На этом этапе soft collection активно используются автоматические процедуры — автоинформирование, SMS-оповещение, рассылки по электронной почте. Также сотрудники связываются с клиентом по телефону, активно шлют письменные уведомления. Основная задача — оповестить клиента об образовавшейся задолженности, выяснить причину просрочки, разъяснить возможные последствия невыполнения обязательств перед банком».

Такими вещами, как правило, занимаются сотрудники, имеющие опыт работы в call-центре. По словам банкиров, на этом этапе сбора долгов работает много женщин. С лояльными клиентами, в принципе не отказывающимися платить, но имеющими временные трудности, хорошо удается контактировать специалистам, прежде занимавшимся кредитованием.

При длительных сроках просрочки, если заемщик уходит в «глухую оборону», не отвечает на звонки, отказывается идти на контакт, в бой вступает «тяжелая артиллерия». Таких сотрудников банков в вузах не готовят, да и обладать финансовым образованием этим суровым людям вовсе не обязательно. Ведь на рынке достаточно бывших судебных приставов, сотрудников милиции, служб безопасности, коллекторских агентств. Именно этих профессионалов и берут для общения с проблемными клиентами. «Наши сотрудники — это обычно мужчины от 28 до 35 лет, имеющие опыт работы в правоохранительных органах, в службах безопасности, — рассказывает Олег Коган. — Мы пробовали брать «клиентщиков», но дело не пошло». В то же время в Альфа-Банке взысканием долгов зачастую занимаются женщины, и результаты их работы иногда лучше, чем у мужчин. «Должники, как правило, не проявляют агрессии по отношению к представительницам слабого пола: они не видят угрозы со стороны женщины и легче идут на контакт», — объясняет Коган.

«Преимущественно задействованы бывшие работники правоохранительных органов, например те, кто занимался разыскной деятельностью, паспортным контролем и т. д., — отмечают в Пробизнесбанке. — Условно эту группу можно назвать «оперсоставом». Их богатый жизненный опыт позволяет качественно и эффективно решать задачи по взысканию задолженности».

Основное требование к сотрудникам, работающим с проблемными заемщиками, — владеть даром убеждения. «Человек должен уметь простыми словами, но в то же время аргументировано донести до клиента позицию банка, — считает руководитель службы по работе с задолженностью физических лиц Промсвязьбанка Евгений Новиков. — Не запугать, а помочь решить проблему, достичь компромисса. Человек должен быть стрессоустойчивым, с хорошо поставленной, грамотной речью».


По мнению исполнительного директора АМТ Банка Сергея Пиляева, при работе с заемщиками, имеющими просроченную задолженность, нужно обладать «гармоничным набором самых разнообразных качеств, знаний и навыков: напористостью, гибкостью, дипломатичностью, психологической устойчивостью, честностью, умением грамотно действовать в стрессовых ситуациях и вести себя адекватно при агрессивном поведении».

«Уровень финансовой культуры у граждан достаточно низкий, — сетует Олег Коган из Альфа-Банка. — Уже взяв кредит, люди только начинают понимать, что взяли чужие деньги ненадолго, а возвращать придется свои. Задача наших сотрудников — в корректной форме донести до человека, что он должен платить». Также банкиры отмечают важность знания уголовного и административного кодексов. Сотрудники должны обязательно понимать, какие их действия можно трактовать как нарушение законадательства.

Про умение получать желаемое, не нарушая при этом закон, говорят многие банкиры. По их словам, действия сотрудников по взысканию долга не должны нанести репутационный ущерб кредитной организации. Именно неукоснительное соблюдение закона и отличает их работу от методов взыскания просроченной задолженности некоторыми коллекторскими агентствами, для которых важнее всего выбить долг из клиента.

Вот только на практике далеко не всегда банковским сотрудникам удается вести себя безукоризненно с клиентами.

Выбить премиальные

В «Народном рейтинге» на портале Банки.ру можно прочитать немало жалоб клиентов на некорректные, по их мнению, действия банковских служащих по взысканию долга. В банках утверждают, что четко контролируют работу взыскателей. «На всех этапах деятельность сотрудников обязательно контролируется, — утверждает Евгений Новиков из Промсвязьбанка. — Это может быть и запись телефонных переговоров с заемщиком, и совместный выезд, и проверка отчетов». В ВТБ 24 регулярные проверки устраивает служба внутреннего контроля.

«По каждому случаю жалобы мы проводим служебное расследование, ни разу не подтвердились обвинения клиента в адрес сотрудника банка в нарушении закона», — замечает Олег Коган и рекомендует тем людям, которые считают, что в их отношении применяются незаконные методы взыскания долга, обращаться в правоохранительные органы.

По словам банкиров, зачастую клиенты просто недовольны самим фактом обращения к ним взыскателей и воспринимают жесткое требование вернуть долг как личное оскорбление или запугивание. Однако все это не является нарушением закона, и во многих банках исповедуют принцип «все, что не запрещено, разрешено».

В каждом банке есть четкие инструкции поведения сотрудников в той или иной ситуации — как проводить телефонные переговоры, как вести себя при личной встрече и т. д. Все эти требования должны неукоснительно соблюдаться. Иногда это приводит к довольно неприятным последствиям для людей, которые вообще не имеют отношения к проблемному заемщику.

Например, посетитель Банки.ру под ником Mikhail рассказал историю о том, как сотрудники банка «Русский Стандарт» два года названивали ему на мобильный телефон с требованием погасить задолженность. Объяснение, что клиентом банка является не Михаил, а прежний владелец мобильника, не помогло. Работники «Русского Стандарта» поясняли, что «сотрудники должны выполнять служебную инструкцию и звонить, хоть они и знают, что телефонный номер должнику уже не принадлежит».

Во многих банках утверждают, что приветствуют инициативу взыскателей в отношении проблемных клиентов, особенно если она приводит к выплате долга. Однако, как указывают банкиры, в любом случае специалист не должен нарушать требования банка.

Если превышение полномочий сотрудника будет доказано по результатам служебного расследования, то его ждет выговор, а иногда и увольнение. Поскольку работа очень нервная и отнимает много душевных сил, то и текучка в этом бизнесе довольно высокая. «Ежегодно примерно треть сотрудников уходит самостоятельно, еще 10—15% персонала увольняется по инициативе работодателя», — констатирует Олег Коган.

Особое рвение в работе взыскателей вполне понятно — от того, как они выполнят план по сбору долгов, зависит размер оплаты их труда. «Специалисты soft collection кроме фиксированной заработной платы ежемесячно мотивируются в зависимости от объема взысканной ими просроченной задолженности», — рассказывает директор департамента персонала и организационного развития Бинбанка Дмитрий Митбрейт. Размер переменных выплат может составлять до четверти фиксированного дохода, добавляет он.

У специалистов, работающих на этапе hard collection, фиксированная часть зарплаты не слишком большая, они работают за комиссию от собранного долга. «Чем длительнее просрочка по кредиту, тем сложнее его взыскать, — отмечает Митбрейт. — Поэтому премия сотрудника зависит не только от объема взысканной за месяц суммы просрочки, но и от степени сложности долга. Иногда месячная премия сотрудника в несколько раз больше фиксированной части зарплаты».

«Если говорить о максимальном размере заработка, то у нас были случаи, когда люди получали в месяц около 300 тысяч рублей, — утверждает Коган. — На комиссиях лучшие сотрудники могут зарабатывать до 80% от всей зарплаты».

Наталья РОМАНОВА, Banki.ru



Источник: Banki.ru

 
Банки запасаются специалистами по взиманию просроченных долгов

22.09.2010

Этих людей боятся, даже ненавидят, встречей с ними можно пугать всех желающих взять в банке кредит. Однако сами сборщики проблемных долгов связывают неприязнь к себе с низким уровнем финансовой культуры в стране. Россияне готовы брать в долг чужие деньги, но не хотят возвращать свои.

Наука убеждать

Спрос на профессионалов, обладающих даром убеждать несознательных граждан отдавать долги, стал весьма актуальным для банков в 2008 году, когда просрочка по кредитам росла как снежный ком. Однако потом, по мере снижения темпов прироста просроченной задолженности, количество незаполненных вакансий в отделах по взысканию долгов стало заметно падать. «Зато сейчас розничное кредитование постепенно набирает обороты, банки готовятся к тому, что появится просрочка по недавно выданным займам, которую надо будет обслуживать, — говорит директор по взысканию просроченной задолженности Альфа-Банка Олег Коган. — Поэтому по сравнению с осенью 2009 года спрос на сотрудников по взысканию долгов сегодня выше».

Работу по возврату проблемных кредитов в банках обычно делят на две части — soft и hard collection. «Если срок просрочки небольшой, то основным инструментом является дистанционное взыскание, — поясняет заместитель начальника управления по работе по работе с проблемными активами ВТБ 24 Наталья Шелковая. — На этом этапе soft collection активно используются автоматические процедуры — автоинформирование, SMS-оповещение, рассылки по электронной почте. Также сотрудники связываются с клиентом по телефону, активно шлют письменные уведомления. Основная задача — оповестить клиента об образовавшейся задолженности, выяснить причину просрочки, разъяснить возможные последствия невыполнения обязательств перед банком».

Такими вещами, как правило, занимаются сотрудники, имеющие опыт работы в call-центре. По словам банкиров, на этом этапе сбора долгов работает много женщин. С лояльными клиентами, в принципе не отказывающимися платить, но имеющими временные трудности, хорошо удается контактировать специалистам, прежде занимавшимся кредитованием.

При длительных сроках просрочки, если заемщик уходит в «глухую оборону», не отвечает на звонки, отказывается идти на контакт, в бой вступает «тяжелая артиллерия». Таких сотрудников банков в вузах не готовят, да и обладать финансовым образованием этим суровым людям вовсе не обязательно. Ведь на рынке достаточно бывших судебных приставов, сотрудников милиции, служб безопасности, коллекторских агентств. Именно этих профессионалов и берут для общения с проблемными клиентами. «Наши сотрудники — это обычно мужчины от 28 до 35 лет, имеющие опыт работы в правоохранительных органах, в службах безопасности, — рассказывает Олег Коган. — Мы пробовали брать «клиентщиков», но дело не пошло». В то же время в Альфа-Банке взысканием долгов зачастую занимаются женщины, и результаты их работы иногда лучше, чем у мужчин. «Должники, как правило, не проявляют агрессии по отношению к представительницам слабого пола: они не видят угрозы со стороны женщины и легче идут на контакт», — объясняет Коган.

«Преимущественно задействованы бывшие работники правоохранительных органов, например те, кто занимался разыскной деятельностью, паспортным контролем и т. д., — отмечают в Пробизнесбанке. — Условно эту группу можно назвать «оперсоставом». Их богатый жизненный опыт позволяет качественно и эффективно решать задачи по взысканию задолженности».

Основное требование к сотрудникам, работающим с проблемными заемщиками, — владеть даром убеждения. «Человек должен уметь простыми словами, но в то же время аргументировано донести до клиента позицию банка, — считает руководитель службы по работе с задолженностью физических лиц Промсвязьбанка Евгений Новиков. — Не запугать, а помочь решить проблему, достичь компромисса. Человек должен быть стрессоустойчивым, с хорошо поставленной, грамотной речью».


По мнению исполнительного директора АМТ Банка Сергея Пиляева, при работе с заемщиками, имеющими просроченную задолженность, нужно обладать «гармоничным набором самых разнообразных качеств, знаний и навыков: напористостью, гибкостью, дипломатичностью, психологической устойчивостью, честностью, умением грамотно действовать в стрессовых ситуациях и вести себя адекватно при агрессивном поведении».

«Уровень финансовой культуры у граждан достаточно низкий, — сетует Олег Коган из Альфа-Банка. — Уже взяв кредит, люди только начинают понимать, что взяли чужие деньги ненадолго, а возвращать придется свои. Задача наших сотрудников — в корректной форме донести до человека, что он должен платить». Также банкиры отмечают важность знания уголовного и административного кодексов. Сотрудники должны обязательно понимать, какие их действия можно трактовать как нарушение законадательства.

Про умение получать желаемое, не нарушая при этом закон, говорят многие банкиры. По их словам, действия сотрудников по взысканию долга не должны нанести репутационный ущерб кредитной организации. Именно неукоснительное соблюдение закона и отличает их работу от методов взыскания просроченной задолженности некоторыми коллекторскими агентствами, для которых важнее всего выбить долг из клиента.

Вот только на практике далеко не всегда банковским сотрудникам удается вести себя безукоризненно с клиентами.

Выбить премиальные

В «Народном рейтинге» на портале Банки.ру можно прочитать немало жалоб клиентов на некорректные, по их мнению, действия банковских служащих по взысканию долга. В банках утверждают, что четко контролируют работу взыскателей. «На всех этапах деятельность сотрудников обязательно контролируется, — утверждает Евгений Новиков из Промсвязьбанка. — Это может быть и запись телефонных переговоров с заемщиком, и совместный выезд, и проверка отчетов». В ВТБ 24 регулярные проверки устраивает служба внутреннего контроля.

«По каждому случаю жалобы мы проводим служебное расследование, ни разу не подтвердились обвинения клиента в адрес сотрудника банка в нарушении закона», — замечает Олег Коган и рекомендует тем людям, которые считают, что в их отношении применяются незаконные методы взыскания долга, обращаться в правоохранительные органы.

По словам банкиров, зачастую клиенты просто недовольны самим фактом обращения к ним взыскателей и воспринимают жесткое требование вернуть долг как личное оскорбление или запугивание. Однако все это не является нарушением закона, и во многих банках исповедуют принцип «все, что не запрещено, разрешено».

В каждом банке есть четкие инструкции поведения сотрудников в той или иной ситуации — как проводить телефонные переговоры, как вести себя при личной встрече и т. д. Все эти требования должны неукоснительно соблюдаться. Иногда это приводит к довольно неприятным последствиям для людей, которые вообще не имеют отношения к проблемному заемщику.

Например, посетитель Банки.ру под ником Mikhail рассказал историю о том, как сотрудники банка «Русский Стандарт» два года названивали ему на мобильный телефон с требованием погасить задолженность. Объяснение, что клиентом банка является не Михаил, а прежний владелец мобильника, не помогло. Работники «Русского Стандарта» поясняли, что «сотрудники должны выполнять служебную инструкцию и звонить, хоть они и знают, что телефонный номер должнику уже не принадлежит».

Во многих банках утверждают, что приветствуют инициативу взыскателей в отношении проблемных клиентов, особенно если она приводит к выплате долга. Однако, как указывают банкиры, в любом случае специалист не должен нарушать требования банка.

Если превышение полномочий сотрудника будет доказано по результатам служебного расследования, то его ждет выговор, а иногда и увольнение. Поскольку работа очень нервная и отнимает много душевных сил, то и текучка в этом бизнесе довольно высокая. «Ежегодно примерно треть сотрудников уходит самостоятельно, еще 10—15% персонала увольняется по инициативе работодателя», — констатирует Олег Коган.

Особое рвение в работе взыскателей вполне понятно — от того, как они выполнят план по сбору долгов, зависит размер оплаты их труда. «Специалисты soft collection кроме фиксированной заработной платы ежемесячно мотивируются в зависимости от объема взысканной ими просроченной задолженности», — рассказывает директор департамента персонала и организационного развития Бинбанка Дмитрий Митбрейт. Размер переменных выплат может составлять до четверти фиксированного дохода, добавляет он.

У специалистов, работающих на этапе hard collection, фиксированная часть зарплаты не слишком большая, они работают за комиссию от собранного долга. «Чем длительнее просрочка по кредиту, тем сложнее его взыскать, — отмечает Митбрейт. — Поэтому премия сотрудника зависит не только от объема взысканной за месяц суммы просрочки, но и от степени сложности долга. Иногда месячная премия сотрудника в несколько раз больше фиксированной части зарплаты».

«Если говорить о максимальном размере заработка, то у нас были случаи, когда люди получали в месяц около 300 тысяч рублей, — утверждает Коган. — На комиссиях лучшие сотрудники могут зарабатывать до 80% от всей зарплаты».

Наталья РОМАНОВА, Banki.ru



Источник: Banki.ru

 
Должники и кредиторы: играть по правилам

21.09.2010, Ведомости


Прошлый год был ознаменован рядом процессов реструктуризации долгов российских корпоративных заемщиков из-за неспособности последних ни обслужить кредиты по первоначальному графику, ни рефинансировать их на приемлемых условиях. На сегодняшний день по большинству громких дел должники и кредиторы сумели договориться, чему способствовало и начало выхода экономики из кризиса. Но значит ли это, что тема реструктуризации задолженности больше не стоит на повестке дня? Уверен, что нет, и вот почему.

Во-первых, опыт реструктуризации a la rus выявил главную проблему, а именно дисбаланс сил между добросовестным кредитором и должником в пользу последнего. Банки-кредиторы, особенно западные, всерьез не рассматривали банкротство как практическую альтернативу переговорам с должником, поскольку из-за непроработанности наших процедур несостоятельности не могли оценить, сколько и когда они могут в этих процедурах получить. Соответственно, для должников основным стимулом договариваться с банками была забота о своей репутации после кризиса. А те, кого это не заботило, спокойно выводили активы, оставляя кредиторов ни с чем. Как мне кажется, банковское сообщество осознало, что ситуацию надо менять, и радикально. Создание более понятных правил игры пойдет на пользу и заемщикам, делая кредиты более доступными, а также отбивая у банков охоту чуть что инстинктивно хвататься за предмет залога.

Во-вторых (и это вытекает из первой проблемы), многие реструктуризации прошлого года на деле были простой рассрочкой или отсрочкой долга. Причин, приведших должников к неплатежеспособности, они не устранили. Соответственно, в будущем можно ожидать повторения истории и необходимости новой реструктуризации. Надеюсь, что наученные горьким опытом банки будут чаще требовать от должников изменения их бизнес-модели, снижения издержек, работы над оборотным капиталом, а иногда и продажи бизнеса.

В-третьих, кризис многому научил и кредиторов, и заемщиков. Например, в ходе реструктуризации долгов «Русала» были апробированы международно признанные подходы к добровольной реструктуризации крупных корпоративных задолженностей (известные как London Approach или INSOL Principles). Опыт показал, что при наличии доброй воли сторон эти подходы могут иметь успех на российской почве. В последнее время мы видим, что не только иностранные, но и российские банки шире применяют эти принципы, сотрудничая друг с другом и должником, чтобы найти оптимальное решение. Причем чем раньше начать такую работу с неблагополучным должником, не пытаясь выносить сор из избы, тем больше спектр конструктивных решений.

Кроме того, банки поняли, что работа с проблемной задолженностью — отдельная специальность, требующая соответствующих навыков, неангажированности и даже особого психологического склада. Гораздо больше внимания стало уделяться созданию отделов по работе с проблемными кредитами. И хорошо, если такой отдел может подключаться к работе с проблемными заемщиками достаточно рано, чтобы выполнять функции интенсивной терапии, а не морга.

Что касается компаний-заемщиков, то и они, как мне кажется, извлекли полезные уроки. Вот некоторые из них.

Думайте, как отдавать кредиты, не надеясь на бесконечное рефинансирование.

Не финансируйте долгосрочные проекты короткими деньгами.

Требуйте от всех ваших менеджеров (а не только от казначейства) нацеленности на повышение денежных потоков.

Если трудности с погашением кредитов возникли, не отрицайте проблему — проявите инициативу: банкиры это ценят.

Не надейтесь, что реструктуризация — дело пары писем. Запаситесь терпением, а главное — надежной и прозрачной информацией для предоставления банкам.

Поработайте над прогнозами, которые и станут основой для реструктуризации: больше всего банки не любят неприятных сюрпризов.

Попытайтесь понять, что важно для каждого кредитора: полная выплата кредита; погашение с дисконтом, но в сжатые сроки; возможность получения дополнительного дохода?

И приготовьтесь, что будете иметь дело не с теми людьми в банке, с которыми вы привыкли ходить на ланчи, а со специалистами по проблемным кредитам.

В данном случае мы говорим о добросовестных заемщиках, а не о сюжетах с выводом активов. Но тут уж «каждый выбирает по себе».

Александр ЕРОФЕЕВ, партнер, руководитель группы реструктуризации Ernst & Young

 
«Коллекторское агентство может пойти на любой компромисс»

Дмитрий Мохначев: «Коллекторское агентство может пойти на любой компромисс»
30.08.2010

Из-за участившейся продажи банковских кредитов коллекторским агентствам их работа все чаще стала интересовать граждан. Мы попросили посетителей портала Банки.ру задать накопившиеся вопросы генеральному директору Столичного коллекторского агентства (СКА) Дмитрию МОХНАЧЕВУ. В интервью он рассказал о методах работы как своего агентства, так и российских и западных коллег.

— Посетителей нашего портала сильно волнуют частые звонки коллекторских агентств, некоторые из них даже жалуются на ночные звонки. Как коллекторское агентство регламентирует частоту и время звонков?

— В этом вопросе компании, которые входят в Национальную ассоциацию профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), руководствуются кодексом этики, устанавливающим правила поведения и определяющим основные принципы их деятельности. В частности, согласно кодексу, агентство не вправе беспокоить должника с 23:00 до 6:00 по местному времени. В нашем агентстве время звонков дополнительно регламентировано внутренними приказами и нормативными документами. В договорах со всеми сотрудниками четко указаны часы, в которые они могут связываться с заемщиками: с 7:00 до 22:00 по местному времени в будние дни и с 10:00 до 21:00 в выходные. В случае нарушения этого правила сотруднику грозит наказание вплоть до расторжения трудового договора. Поэтому, я полагаю, жалобы на ночные звонки адресованы в первую очередь тем компаниям, которые не соблюдают в своей деятельности такие обязательства. В случае, если будет принят закон о коллекторской деятельности, работа над которым сейчас вошла в активную фазу, эти и другие правила станут обязательными для всех компаний.

— Как ваша работа соотносится с законом «О персональных данных»?

— Сейчас большинство банков в своих кредитных договорах предусматривают условие о передаче информации третьим лицам. Если заемщик отказывается от этого условия, то он, скорее всего, просто не получит кредит. Бывает, что банки предлагают на внешнее взыскание кредиты, которые оформлялись в 2004—2005 годах, до вступления в силу закона «О персональных данных». Тогда требование о согласии заемщика на передачу персональных данных не было обязательным. И пока в своей практике мы исходим из того, что закон обратной силы не имеет. Но, тем не менее, это важный момент, по которому нам хотелось бы дождаться четких разъяснений. Наше агентство в договоре с банком работает только с теми заемщиками, у которых было получено согласие. Со старыми заемщиками банк вынужден разбираться сам.

— Имеет ли коллекторское агентство право заниматься взысканием долга по договору цессии, если оно не внесено в реестр операторов персональных данных?

— Все крупные агентства, в том числе и наше, зарегистрированы как операторы персональных данных. Более того, в прошлом году СКА прошло плановую проверку Роскомнадзором. Ведомство проверяло, насколько наши технологии по обработке данных и их защите соответствуют закону. В целом деятельность СКА была признана соответствующей законодательству. Однако я не могу сказать, что мы прошли проверку без сучка и задоринки. Замечания были, и они оказались крайне полезны как для нас, так и для самого регулятора с точки зрения выстраивания взаимодействия и отлаживания процедур в соответствии с новым законодательством.

— Какие действия коллекторского агентства могут стать поводом для проведения подобной проверки?

— Помимо плановых проверок Роскомнадзор может инициировать проверку по конкретным жалобам граждан. Такой проверке рискуют подвергнуться агентства, систематически допускающие грубые нарушения работы с персональными данными: разглашение конфиденциальной информации третьим лицам и т. п.

— Случаи, когда коллекторы начинают звонить на работу заемщика и рассказывать коллегам о его задолженности, могут быть признаны таким нарушением?

— В некоторых случаях — да. Если сотрудник коллекторского агентства сообщил работодателям, соседям или даже родственникам информацию о размере долга, о том, когда, в каком объеме и каким банком был выдал кредит, то это передача персональных данных. Но коллектор вправе звонить по телефонам, которые сам заемщик указал в анкете. Если указан рабочий телефон, мы можем позвонить на работу и связаться с заемщиком. Все вопросы о долге можно адресовать только самому заемщику.

— Недавно в западных СМИ были опубликованы откровения бывших сотрудников американских коллекторских агентств, которые рассказали о методах своей работы. Угрозы и прессинг по отношению к заемщикам там вполне обычное явление. А что можно сказать об особенностях работы наших коллекторов?

— Не знаю, как в Америке, могу рассказать об опыте шведских коллег. У нашего агентства есть портфельный инвестор из Швеции — фонд Mint Capital. Другой наш стратегический инвестор и партнер — шведская коллекторская компания Svea Ekonimi. Svea Ekonimi занимается коллекторским бизнесом не только в Швеции, но и в ряде соседних стран — Дании, Норвегии, Финляндии, Эстонии и других, и механизм работы там отлажен и прост.

Коллекторы работают с нерадивыми должниками: начиная с банковских заемщиков и заканчивая теми, кто забыл оплатить штраф за неправильную парковку. Компания направляет запросы во все госорганы, которые в короткий срок предоставляют актуальную информацию о домашнем адресе и месте работы должника, его имуществе, наличии других задолженностей и т. п. Эта информация позволяет быстро проанализировать финансовое положение должника и сформулировать предложение о механизме возврата долга, которое направляется по почте. Шведские коллекторы никому не звонят и никого не разыскивают. Им не требуется лишний раз беспокоить должников: письмо направляется на адрес, полученный из официальных источников, и можно быть уверенным в том, что оно дойдет.

Следующий этап — работа со входящими (!) звонками в колл-центре. В отличие от работников наших коллекторских колл-центров их шведские коллеги не звонят, а только принимают звонки. В результате такой слаженной работы до суда доходит только 3—4% заемщиков, которые попадают к этой компании.


— А собираетесь ли вы применять такие способы?

— У нас более сложная ситуация, потому что мы не обладаем тем объемом сведений о заемщиках, который доступен нашим европейским коллегам. Наш колл-центр тоже работает на входящие звонки, мы рассылаем письма, но часто приходится дозваниваться до должников или проводить личные встречи с ними. Безусловно, даже имея куда менее развернутую информацию о заемщике и его задолженности, мы можем спрогнозировать его поведение и предложить ему подходящий механизм выхода из проблемной ситуации. Но для качественного анализа реального положения заемщика нам не хватает информации из разных источников…

— Из каких источников?

— В частности, из бюро кредитных историй (БКИ). Например, важно понимать, какова суммарная задолженность заемщика, кому еще он должен, с чем связаны его неплатежи — с потерей работы или с наличием нескольких кредитов в других банках. Возможно, это вообще мошенник, на котором «висят» два десятка кредитов. Не хватает информации из органов внутренних дел о действительном адресе прописки заемщика, из телефонных компаний — об актуальных телефонных номерах, из налоговой инспекции — о текущем уровне дохода или возможных налогах и штрафах. Эта информация нужна для того, чтобы войти с должником в контакт, понять, в чем причина невозврата долга, и выработать механизм решения проблемы.

— Что делать заемщику, если он не согласен с суммой долга и хочет решить вопрос в суде, а само агентство заявление в суд не подает?

— Я бы советовал переговорить с коллекторским агентством. Иногда действительно случается, что претензии заемщика по начисленным банком штрафам и пеням бывают правомерны. И здесь важно понять, с кем вести переговоры. Если коллекторы работают по договору цессии, то вопрос о дисконтировании долга передается на усмотрение агентства, которое зачастую бывает готово найти взаимоприемлемые способы решения проблемы, в том числе предоставляя рассрочку или, в некоторых случаях, дисконт. Если же коллекторское агентство действует по поручению банка, то оно обязано получить от заемщика ту сумму, которую ему поручила взыскать кредитная организация. В этом случае заемщику нужно попытаться договориться с банком-кредитором. Если же должника не устраивает сумма, предложенная банком или коллекторским агентством, то в этом случае нужно самому идти в суд, получать судебное решение и уже по нему фиксировать сумму задолженности.

— На какой компромисс может пойти коллекторское агентство, если видит, что заемщик действительно попал в очень тяжелую ситуацию?

— На любой экономически оправданный и понятный с точки зрения логики.

— Вплоть до прощения долга?

— На 100% мы, конечно, долг не простим, потому что тогда получим убыток.
Но если, например, заемщик обращается с предложением реструктуризировать долг, идет на контакт, если мы видим, что должник заинтересован в погашении долга, то мы можем предоставить рассрочку на сумму задолженности или, в исключительных случаях (например когда штрафы начислены неправомерно), «срезать» эту часть задолженности. Основной долг и проценты, конечно, нужно вернуть, а вот «прощение» штрафов бывает выгодно и нашей компании. Закрыть глаза на часть долга и быть уверенным, что заемщик расплатится по оставшимся обязательствам, лучше, чем взыскивать с него задолженность по суду.

— На что обращает внимание ваше коллекторское агентство при покупке задолженности? Или оно готово приобрести любой долг?

— Мы работаем с крупными российскими банками и компаниями. И у них мы готовы приобретать права по любым проблемным кредитным договорам физических лиц. В нашем портфеле есть все виды банковских кредитов, за исключением ипотеки. Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы период просроченной задолженности по приобретаемому праву требовать долг был как можно меньше, хотя стоят такие портфели дороже.

— А какова стоимость портфелей, выставляемых на продажу?

— Стоимость варьируется от 2 до 7%. Но это в том случае, если просрочка старше двух лет.

— Уменьшился ли с кризисом период просрочки по кредитам, которые банки хотят отдать на взыскание коллекторам?

— С кризисом все больше новых банков стали уступать долги. Если раньше был один и тот же перечень кредитных организаций, с которыми мы работали и заключали договоры уступки в отношении требования долга по кредитам, то теперь он расширился. За счет того, что новые банки стали «продавать» очень старые долги, средний срок просрочки по договорам цессии увеличился — еще в прошлом году он составлял два года, а сейчас приблизился к трем.

— Сейчас в Интернете появляется множество объявлений с рекламой не только коллекторских, но и антиколлекторских агентств. Последние предлагают заемщикам защитить свои деньги и имущество, признать завышенными требования коллекторов. Как вы считаете, кто стоит за этим бизнесом? Насколько эффективно работают эти люди?

— В основном это юристы, которые пытаются каким-то образом снизить сумму задолженности. Но полностью избавить от долга заемщиков им не удается, если, конечно, документы о кредите или займе были оформлены должным образом. Надеяться, что антиколлекторское агентство избавит должника от необходимости платить по обязательствам, не стоит. Мне известен пример, когда заемщик судился с антиколлектором, обещавшим избавить его от задолженности и не выполнившим своих обещаний.

— Некоторые эксперты объясняют недобросовестное поведение сотрудника коллекторского агентства тем, что оплата его труда зависит от суммы собранного долга, и он переступает черту, чтобы заработать как можно больше. Как этого избежать и сделать так, чтобы и работник остался доволен, и агентство получило причитающийся долг?

— Практически все сотрудники коллекторских агентств работают сдельно, и их конечная оплата труда зависит от объема взысканной задолженности. Наши сотрудники знают, что все контролируется, и у них нет стимула проявлять излишнюю инициативу. Кроме того, каждый сотрудник подписывает трудовой контракт и личное обязательство, в которых очень подробно прописаны все допустимые методы общения с должниками, а также меры ответственности за их нарушение — вплоть до уголовной. Если выявляется нарушение, мы очень жестко на него реагируем, потому что это наш бизнес, мы не можем к нему пренебрежительно относиться и ставить его под удар. Да, к сожалению, на рынке до сих пор есть мелкие компании, которые стремятся взыскать долг любой ценой и практикуют тактику жесткого нажима на заемщика. Поэтому профессиональные участники рынка активно выступают за необходимость принятия закона о коллекторской деятельности, который позволит четко регламентировать деятельность коллекторских компаний, обеспечить защиту прав и интересов всех участников долгового рынка, определить их обязанности и ответственность.

— Какие у вас прогнозы по росту просроченной задолженности в банках?

— Уровень просроченной задолженности достаточно высок, и сохраняющиеся темпы роста пока не внушают оптимизма. По данным ЦБ, задолженность физлиц перед кредитными организациями составляет сейчас 270 миллиардов рублей. В первом полугодии просрочка росла в среднем на 2% в месяц, хотя стоит отметить, что во втором квартале темп роста немного сократился. Оснований утверждать, что в экономике произойдут какие-то существенные события, которые значительно замедлят темпы роста этих показателей, пока нет. Таким образом, при сохранении такой динамики к концу года объем просроченной задолженности может достигнуть 300 миллиардов рублей (без учета реструктурированных кредитов, а также других альтернативных мер по расчистке баланса, предпринимаемых банками). И эти проблемы так или иначе рынку придется решать.

Беседовала Татьяна АЛЕШКИНА, Banki.ru

 

Источник: Banki.ru

 
Коллекторы: россияне стали реже оправдывать кризисом свои неплатежи банкам

11.08.2010 18:13


Россияне, занимавшие деньги в банках и несвоевременно погашающие свою задолженность, стали реже объяснять это последствиями кризиса, свидетельствуют данные исследования коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн», проведенного на основе динамике просроченной задолженности по кредитам, переданным на взыскание.

«В 2010 году должники уже намного реже используют «кризис» как оправдание просроченной задолженности по кредиту. Исследование, проведенное агентством, подтвердило, что «популярные» среди должников в 2009 году причины невозвратов — «кризис» и вызванные им «финансовые трудности» — являлись основными аргументами. Если в 2009 году доля должников, которые при разговоре с коллекторами ссылались на финансовые трудности, но продолжали впоследствии платить по кредиту, составляла 44%, то в первом полугодии 2010-го количество таких должников сократилось до 30%», — говорится в обзоре.

В ходе исследования не было отмечено особых различий в причинах просрочки между должниками, проживающими в разных городах России: жители столицы, равно как и Дальнего Востока и Юга России, в целом одинаково ссылались на кризис и вызванные им финансовые трудности в качестве причины неплатежей.

По данным Банка России, остаток ссудной задолженности по выданным населению кредитам к концу первого полугодия составил 3,672 трлн рублей. По состоянию на 1 июля просрочка физических лиц по кредитам достигла 274 млрд рублей, что составляет 7,48% от общего объема кредитования, в то время как на 1 января 2009 года доля проблемных долгов граждан в общем объеме их займов составляла 3,6%.

Проанализировав обобщенный портрет должников, заявляющих о материальных затруднениях, но продолжающих платить по кредиту, авторы обзора пришли к выводу, что 65% из них составляют мужчины и 35% — женщины. При этом 35% должников — люди в возрасте от 45 лет и старше; 26% — в возрасте от 35 до 45 лет; 23% — от 27 до 35 лет и 16% — младше 27 лет.

По данным «Секвойи», наибольшее число «кризисных» должников, продолжающих совершать выплаты (62%), приходится на сравнительно «молодую» задолженность — до 1 года с момента ее возникновения. В 24% случаев должники обладают просрочкой возрастом от 1 до 2 лет, у 9% возраст задолженности составляет 2—3 года. Наименьший же процент (5%) приходится на «старую» просроченную задолженность — сроком более трех лет. Причины такой ситуации в том, что в кризис, теряя работу или сталкиваясь с резким снижением доходов, то есть объективно испытывая материальные трудности, должники пересматривают свои расходы, и выплаты по кредиту при необходимости совершать более насущные траты порой отходят на второй план, полагают авторы обзора.


Источник: РИА Новости

 
Пока живут на свете должники…

Коллекторский бизнес – один из вечных: люди, не желающие возвращать долги, всегда найдутся. В новых экономических условиях эта сфера деятельности становится все более динамичной. Как сами участники рынка оценивают дальнейшие перспективы? Какие направления считают наиболее актуальными? На E-xecutive – прогноз «долговой погоды-2010».

Коллекторский бизнес, наверное, один из вечных: люди, не желающие возвращать долги, всегда найдутся. В новых экономических условиях эта сфера деятельности становится еще более интересной: прикрываясь кризисом, многие пытаются сэкономить на платежах своим контрагентам. Компании, не справляясь с потоком должников, все чаще передают решение этой проблемы на аутсорсинг. Уже в 2010 году, возможно, будет принят закон о коллекторской деятельности в России, который не просто установит «правила игры», но и даст новые возможности для развития бизнеса.

Согласно официальным данным, просроченная задолженность физических лиц на 1 апреля 2010 года составила 7,4% и продолжает расти. Однако эксперты полагают, что реальные цифры значительно выше. «Мы не исключаем, что задолженность может достигнуть 15% в 2010 году, или около 600 млрд руб.», – отмечает директор по инвестициям фонда Mint Capital Кирилл Веселов («Коммерсант», 11.05.2010). При этом половина просрочки по розничным кредитам представлена ссудами, просроченными на год или более, с которыми банкам уже нет смысла работать самостоятельно.

«Рынок коллекторских услуг продолжает очень динамично развиваться, – рассказывает Елена Докучаева, генеральный директор коллекторского агентства (далее - КА) «Секвойя Кредит Консолидейшн». – Банковские розничные долги передаются на аутсорсинговое взыскание в очень больших объемах и на более ранних стадиях, нежели ранее. В других отраслях также крепнет понимание того, что работу с проблемной дебиторской задолженностью стоит передавать профессионалам».

Какие же направления коллекторской деятельности будут наиболее востребованы в 2010-2011 годах? Об этом рассказали сами участники рынка.

Общие перспективы

«Перспективны практически все направления коллекторской деятельности: просрочки и долги переплели все сферы бизнеса, - говорит Сергей Рахманин, президент Ассоциации по развитию коллекторского бизнеса (АРКБ), генеральный директор коллекторской компании «РусБизнесАктив». – Корпоративные долги – одно из самых актуальных направлений. Объем задолженности компаний в 5-7 раз, а то и больше превышает объем долгов физлиц в сфере потребительского кредитования».

Дмитрий Жданухин, генеральный директор «Центра развития коллекторства», среди основных тенденций особенно выделяет две: более четкое представление специальных практик (корпоративной, коммунальной, ипотечной и т.д.) в деятельности универсальных коллекторских агентств, а также появление специализированных агентств (корпоративных и коммунальных). Кроме того, он прогнозирует возможность принятия в 2011 году закона о коллекторской деятельности и возникновение объединений коллекторов со статусом саморегулируемых организаций (из действующих – ассоциации АРКБ и НАПКА, но также возможны и новые объединения в регионах). Будут появляться и такие проекты, как взыскание долгов для градообразующих предприятий.

«Мы не исключаем прихода на наш рынок новых игроков, причем как отечественных, так и иностранных, – делится своим прогнозом заместитель генерального директора коллекторского агентства «АКМ» Александр Щербаков. – Продолжится формирование фондов проблемных активов, в чьих силах будет самостоятельное проведение по-настоящему крупных сделок по покупке «плохих» долгов. Ряд участников, появившихся в разгар кризиса, уйдет с рынка» («Личные деньги», 10.03.2010).

Банковские долги

Некоторые эксперты ранее предполагали, что в 2010 году объем банковских долгов, передаваемых в работу коллекторам, будет сокращаться. Однако такой прогноз не совсем оправдывается. Спад в объемах долгов возможен как отголосок того периода, когда в России на некоторое время практически свернулось кредитование (примерно 6-12 месяцев назад). «Но это будет временной ситуацией, которую никак нельзя назвать тенденцией: объем старой задолженности еще велик, – уточняет Сергей Рахманин. – К тому же кредитование вновь понемногу набирает обороты, а долги – верные спутники кредитов». «По сумме объем банковских долгов в работе коллекторов наоборот может увеличиться, так как будет больше передаваться корпоративных долгов. При этом целью банков может быть как получение денег, так и преодоление сопротивления должника в борьбе за активы», – добавляет Дмитрий Жданухин.

«Скорее всего, в пересчете на одно коллекторское агентство такой объем действительно несколько уменьшится. Одна из основных причин – ужесточение кредитной политики большинства банков, – не соглашается с коллегами Александр Щербаков. – Кроме того, определенный объем просроченной задолженности, который раньше банки передавали на аутсорсинг, сейчас остается внутри кредитной организации. Дело в том, что в момент массовых сокращений линейного персонала ряд банков вместо увольнений принял решение о переводе сотрудников из продающих подразделений в отделы по взысканию задолженности. Ну и, наконец, нельзя не упомянуть о непрекращающемся росте количества коллекторских агентств».

Корпоративные долги

Одним из наиболее актуальных в 2010 году и одновременно сложных направлений коллекторской деятельности участники рынка называют работу с корпоративными долгами. Задолженности в секторе B2B в несколько десятков раз превышают объемы долгов физических лиц, чем невероятно привлекают коллекторов.

«Стоит учесть, что 90% банковской задолженности по юрлицам приходится на крупные промышленные предприятия, а такой «кусок пирога» ни один банк внешнему агентству не отдаст. Да и не всякий сторонний коллектор справится с долгом в миллиарды рублей, – рассказывает Константин Аверин, директор по развитию группы компаний «Инновационная бизнес-группа». – Если говорить о долгах по сделкам на рынке B2B, то сколько их – точно никто не знает. Но, думаю, ничуть не меньше, чем в банковском секторе. Это интересное направление, однако методики для работы на нем слабо развиты и распространены. Да и квалификация сотрудников по долгам В2В должна быть значительно выше средней. Поэтому таким опытом работы могут похвастаться немногие агентства, а тем более – положительным».

О некоторых других особенностях взыскания корпоративных долгов поведал Сергей Рахманин: «Работа с долгами B2B является сложной и эксклюзивной, поскольку включает в себя разматывание цепочек учредителей, поставщиков, вывода денег и т.д. И решать такую задачу могут далеко не все агентства, да и специалистов, которые могут со всем этим справиться, на рынке очень мало. Взыскание же долгов потребкредитования – процесс технологичный, основанный на принципе конвейера. Да, необходимо использовать разные психологические навыки воздействия и другие методы, но особой уникальности в каждом случае нет. Вот человек, вот его проблема – консультируй! С корпоративной задолженностью все гораздо сложнее, потому далеко не все за нее берутся. А, например, для компании «РусБизнесАктив», учредителя АРКБ, это конек».

«Корпоративные долги имеют свою специфику взыскания, обусловленную отсутствием ответственности владельцев бизнеса по обязательствам своей компании. Однако направление очень интересное ввиду его большой емкости, особенно в регионах», – добавляет Александр Щербаков.

А Александр Федоров, председатель совета директоров КА «Центр ЮСБ», и вовсе полагает, что «2010 год станет годом бизнес-коллекторства. Под этим термином подразумевается решение долговых проблем в коммерческой сфере с использованием как классических методов взыскания (претензионный порядок, суд и арбитраж, исполнительное производство), так и новых разработок: информационного сопровождения взыскания, эффективного сопровождения долга в процедуре банкротства, взыскания долга с использованием приемов бизнес-разведки и элементов медиации и рейдерства».

Среди основных причин, по которым бизнес-коллекторство станет основным трендом 2010 года, он называет следующие:

  • растущий спрос на услуги внешних консультантов со стороны кредиторов - юридических лиц;
  • переход под контроль первой десятки ведущих коллекторских агентств 95% рынка кредитного коллекторства (взыскания с физических лиц задолженностей по кредитам);
  • сокращение спроса на услуги внешних консультантов со стороны банков;
  • недорогой вход на рынок оказания услуг в сфере бизнес-коллекторства;
  • растущая конкуренция среди коллекторских агентств.

Бизнес-коллекторством будут заниматься не только коллекторские агентства, полагает Александр Федоров, но и юридические компании, арбитражные управляющие и бывшие рейдеры. Основными заказчиками такой услуги будут крупные кредиторы.

Долги в сфере ЖКХ

Из-за сокращения передачи банковской задолженности коллекторским агентствам необходимо переключаться на другие виды долгов, чтобы возместить выпадающий объем работы и денег. Наиболее подходящей для этого многие эксперты считают сферу ЖКХ.

То, что в должники по жилищно-коммунальным услугам в основном попадают малоимущие, а значит, и неплатежеспособные слои населения – это распространенное заблуждение. «Таких в нашем списке только пять процентов, – говорит директор «Агентства по сбору коммунальных платежей» Евгений Горбунов. – Треть неплательщиков имеет доходы выше среднего по региону. Немало таких, кто не оплачивает услуги ЖКХ из-за того, что надо платить за кредиты. Ведь с банками как: не заплатишь – набегают крупные проценты. А за просроченные «квартирные» платежи пени намного меньше» («Известия», 4 мая).

«Сфера ЖКХ, в принципе, интересна для коллекторских агентств как новый рынок, - рассказывает Елена Докучаева. – Однако реальное интенсивное развитие сотрудничества с предприятиями ЖКХ будет возможно тогда, когда сама отрасль ЖКХ хотя бы немного модернизируется. В первую очередь это касается прозрачности финансовых потоков и готовности самих предприятий к передаче взыскания на аутсорсинг. Сегодня деньги от потребителей услуг ЖКХ не всегда доходят до поставщиков вследствие запутанности систем оплаты. При этом сами компании, работающие в сфере ЖКХ, считают, что возврат просрочки не должен требовать затрат и всегда должен быть 100%-ым. В этих условиях работа в этой отрасти в промышленных масштабах для коллекторов нереальна. Пока взаимодействие компаний ЖКХ и агентств носит единичный характер. Вряд ли серьезные перемены произойдут на этом рынке в 2010 году — это вопрос нескольких лет».

«Сотрудничество коллекторских агентств и предприятий ЖКХ развивается довольно медленно, хотя это направление довольно перспективно, – добавляет Сергей Рахманин. – Это связано, в первую очередь, с тем, что предприятия принадлежат по большей части государству, и в них не предусмотрена статья расходов на оплату услуг по взысканию долгов. Обычно работа начинается, когда долги передаются управляющим компаниям. Ситуации, когда такие организации сами приходят за помощью к коллекторам, редки, но у нас, например, есть такой опыт: к нам обращаются администрации подмосковных городов. Основная особенность сбора долгов для государственных и окологосударственных организаций в том, что с ними вообще трудно договариваться. Это большие компании, в них все боятся брать на себя ответственность, и любое согласование длится очень долго».

Долги в ЖКХ – это очень заманчивое направление, которое имеет свои неповторимые особенности, полагает Александр Щербаков. «Конкуренция здесь пока весьма низкая, как и себестоимость мероприятий по взысканию. Однако есть и свои нюансы, – говорит он. – Не секрет, что многие наши сограждане, особенно в регионах, имеют более чем скромный достаток. Работать в такой ситуации коллекторскому агентству очень сложно, всегда нужно балансировать».

«Работая с этими долгами, надо понимать социальную ответственность, которую коллектор берет на себя, - соглашается Константин Аверин. – С долгами по ЖКУ преимущественно работают местные региональные компании, для них порой это единственный способ существования. Федеральным агентствам же это направление до сих пор было не очень интересно из-за малых объемов по сравнению с банковскими задолженностями. А вот методы работы с долгами по ЖКУ мало отличаются от используемых в работе с кредитными учреждениями. Только из-за того, что среди должников по ЖКУ много социально неблагополучных граждан, больше дел доходит до суда. В банках такие ситуации встречаются преимущественно в случае мошенничества, а в ЖКХ – везде и всюду. Ведь банки выбирают, кому давать деньги, а ЖКХ обязаны предоставить услуги всем гражданам. Другой особенностью работы с коммуналкой является низкий уровень автоматизации бизнеса. Это негативно сказывается на взаимодействии агентств и управляющих компаний, снижает эффективность взыскания».

Долги за энергоресурсы

Отдельная тема – взыскание корпоративных долгов в сфере ЖКХ перед ресурсоснабжающими компаниями, в том числе, энергетиками. «Дело в том, что тут стандартная схема (юридическая или коллекторская) не работает и взыскание долгов возможно лишь за счет смены недобросовестной управляющей компании на добросовестную, – рассказывает Дмитрий Жданухин. – Это направление развития коллекторства очень перспективно, но сопряжено с необходимостью преодоления скепсиса клиентов, получения инвестиций и налаживания связей с профессиональными коммунальными управляющими (мы, например, уже рассматриваем варианты сотрудничества с соответствующими профессионалами в «Русской школе управления»)».

«Сбор долгов в энергетической сфере также является перспективным направлением для коллекторских компаний, но и здесь есть определенные тонкости, – отмечает Елена Докучаева. – Взыскание задолженности, которая возникла при взаимодействии энергогенерирующих компаний с их клиентами – юридическими лицами, вполне стандартная работа для коллекторов, которые оказывают услуги в секторе В2В. Фактически, здесь агентства работают с разновидностью корпоративной просрочки. В случае с долгами физических лиц вопрос осложняется тем, что компаниям-поставщикам энергии, в отличие от банков, трудно отслеживать, какие платежи пришли от потребителей напрямую, а какие – после вмешательства коллекторов в силу слабого развития системы платежей. Решение этой проблемы требует от компаний серьезного вложения сил и времени, интеграции сложных процессов и технологий. Поэтому широкомасштабное сотрудничество с коллекторами в энергетике будет развиваться после того, как компании усовершенствуют систему платежей».

«С энергоресурсами складывается картина, аналогичная ЖКХ. Однако если компания-поставщик электроэнергии частная, то она запросто может быть постоянным клиентом коллекторских агентств», – добавляет Сергей Рахманин.

Долги по ипотеке

Процесс взыскания ипотечных долгов заметно отличается от работы с задолженностью по кредитам другого типа. Как правило, банки-кредиторы передают коллекторам проблемные ипотечные кредиты на ранних сроках, чтобы вернуть должников в график платежей и сохранить их в качестве клиентов. Это самый выгодный вариант для всех сторон, утверждает Елена Докучаева. «Однако в нашей практике были и другие, более сложные ситуации: случаи, когда были проблемы с документами или ситуации, где требуется ведение судебных разбирательств, – рассказывает она. – Дело в том, что реально добиться погашения всего долга по ипотеке, если кредитор не идет на рассрочку и не согласен на возврат должника в график, чрезвычайно сложно. Суммы долгов достаточно велики, а с учетом падения цен на недвижимость даже реализации предмета ипотеки не всегда может помочь – весьма вероятно, что вырученной от продажи квартиры суммы не хватит на погашение долга. При этом можно отметить, что суды рассматривают дела с задолженностью по ипотеке неохотно. Как правило, судьи относятся к должникам по ипотеке снисходительно и стремятся предоставить им отсрочку».

Сергей Рахманин воздержался от развернутых комментариев о развитии ситуации с долгами по ипотеке: для этого есть статистика. «Могу лишь сказать, что в коллекторской деятельности это один из самых маленьких сегментов. У банков есть залог, в такой ситуации им проще общаться с должниками (все карты в их руках), и в большинстве случаев они сами предпочитают решать проблему задолженности», – сообщил он.

Однако некоторые сдвиги в сотрудничестве банков и коллекторов в сфере ипотечных долгов уже есть. О перспективах этого направления рассказывает Дмитрий Жданухин: «Пока банки эти долги будут пытаться взыскивать самостоятельно. Но важным моментом станет взаимодействие и банков, и коллекторов с АРИЖК, которое уже активно ведет коммуникацию с теми, кто имеет отношение к взысканию ипотечных долгов (прежде всего в моногородах). Также будут развиваться специализированные проекты, например, МАССИЗ».

Ситуацию на рынке ипотечных долгов может изменить и принятие поправок в закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)», уже получивших «добро» в первом чтении в ГосДуме РФ. По словам председателя комитета по собственности Виктора Плескачевского, в законопроекте предлагается ввести возможность госрегистрации соглашения между залогодателем и залогодержателем о внесудебном порядке погашения задолженности по ипотечным кредитам. А также введение возможности продажи заложенного имущества на торгах путем проведения аукциона с понижением начальной цены. По мнению авторов законопроекта, поправок позволит снизить риски кредиторов, возникающие в связи с отсутствием мотивации должника, имущество которого продано в результате обращения на него взыскания, в подаче заявления о прекращении регистрационной записи об ипотеке в Едином государственном реестре прав на недвижимость и сделок с ним.

Вмешательство регуляторов

Недавно в СМИ прошла информация, что Роспотребнадзор, а следом за ним и Роскомнадзор, могут добиться того, что передача прав требований по розничным кредитам небанковским организациям, в том числе коллекторам, будет запрещена («Коммерсант», 22.03.2010 и 17.05.2010). Изменит ли это радужную картину перспектив коллекторского бизнеса, ведь часть долгов коллекторские агентства именно покупали у банков? Участники рынка прокомментировали такую возможность по-разному.

«Во-первых, объем продаваемых коллекторам долгов в несколько раз ниже, чем передаваемых по агентскому договору, – уточнила Елена Докучаева. – Во-вторых, коллекторские агентства не единственные, кто приобретает портфели проблемной задолженности. Часто в качестве покупателей выступают инвестиционные компании, фонды или другие банки. В-третьих, как только чиновники и эксперты вникнут в суть этого вопроса, всем станет понятно, что на самом деле в переуступке долгов нет ничего страшного и все права заемщика сохраняются. Важно понимать: не стоит закрывать пути, которые реально помогают банковской системе в борьбе с просрочкой и работают во всем мире. Лучше дорабатывать законы, если они несовершенны. Этот путь более простой и правильный. Если закон о защите прав потребителей не регулирует все моменты в этой сфере деятельности, с чем я бы поспорила, надо внести в него коррективы.

Важно помнить, что заемщик всегда может обратиться в суд, и если суд решит, что проценты (штрафы) по кредиту были неоправданно завышены, возможна отмена их выплаты. Если суд определит неправомочность выдачи кредита, заемщик также будет освобожден от обязательств по нему. Дальше уже вопрос кредитора – как у него построены отношения с продавцом данного долга. Нет никакой разницы с точки зрения защиты прав должника в суде от того, продан ли долг или передан на взыскание по агентскому договору. Понятно, что потребителя-должника надо защищать, но не нужно при этом мешать добросовестным агентствам работать.

Конечно, это актуально, если мы говорим о нормальных, добросовестных коллекторских агентствах. На месте Роспотребнадзора я бы сконцентрировалась на том, чтобы научить кредитора выбирать себе контрагентов по работе с проблемной задолженностью. Кредитные организации часто смотрят только на размер комиссионных, не интересуясь особо, с кем будут сотрудничать».

«Ситуация практически не изменится, так как вряд ли такое развитие событий произойдет: отдельный не совсем четкий прецедент с банком «Союз» не станет общей практикой, - уверен Дмитрий Жданухин. - Даже если запрет случится, то будут найдены договорные формы для его обхода».

 

Александр Щербаков предположил необычное развитие событий: «Полагаю, что ситуация будет зависеть от того, как это будет освещено СМИ. Сначала, уверен, будет некая волна эйфории, когда не очень образованные слои населения решат, что вся деятельность коллекторских агентств и, соответственно, их требования о погашении долга, не законны. Потом наступит некий период отрезвления, когда расходы банков на самостоятельное взыскание долга и резервирование под плохие ссуды замедлят падение ставки по розничным кредитам. Для коллекторского рынка подобный запрет будет не очень болезненным, за исключением самых крупных игроков, которые в настоящее время активно скупают долги и рассчитывают на подобные инвестиции в будущем. Кроме того, для российского рынка купли-продажи просроченных обязательств по-прежнему весьма характерно перекладывание долга «из одного кармана в другой»: ситуация, при которой права требования уступаются банком некой аффилированной структуре с целью «расчистки» баланса».

Наталья Ермакова, E-xecutive   21.05.2010

 
Независимое бюро кредитных историй исключено из госреестра в судебном порядке

ООО «Независимое бюро кредитных историй» исключено из государственного реестра бюро кредитных историй в судебном порядке. Об этом, как передает Прайм-ТАСС, сообщил в среду журналистам глава Федеральной службы по финансовым рынкам Владимир Миловидов.

«Это первый случай, когда бюро кредитных историй исключается из госреестра в судебном порядке», — отметил он.

По его словам, ФСФР подала иск против бюро в суд первой инстанции. Во вторник этот иск был удовлетворен. Причиной стали многочисленные нарушения, указал глава ведомства.

«Это первая инстанция. Не думаю, что будут обжаловать», — добавил Миловидов.

12.05.2010 10:02
Источник: Прайм-ТАСС

 
Кредиты падают, долги растут

Кредиты падают, долги растут

29.04.2010 · 5

Кредитные портфели банков продолжают сокращаться, просрочка по ссудам частных лиц растет — таковы результаты деятельности российских финансовых институтов в I квартале. По мнению банкиров и аналитиков, во II квартале ситуация в секторе вряд ли улучшится.

Руководители ЦБ в конце прошлого года заявляли, что уже в начале 2010-го в России возобновится рост кредитования, а просроченная задолженность перестанет увеличиваться. Банкиры в отличие от регулятора были более сдержанны в своих оценках. По их мнению, лишь к середине этого года удастся справиться с ростом плохих долгов, с III квартала начнется роспуск резервов, а увеличения кредитных портфелей можно ожидать лишь во второй половине года. Подводя итоги деятельности банков в I квартале, можно сделать вывод, что ожидания ЦБ оказались излишне оптимистичными.

По расчетам информационно-аналитической службы портала Банки.ру, сделанным на основе 101-й формы отчетности, в I квартале совокупный корпоративный кредитный портфель (до вычета резервов) сократился на 2,13% — с 14 035 млрд до 13 736 млрд рублей. Не растет и кредитование населения: объем портфеля потребительских ссуд снизился на 1% — с 3 567 млрд до 3 531 млрд рублей. «Можно сказать, что банки занимают справедливо консервативную позицию — рост экономики пока не является устойчивым. Соответственно, не появляются перспективные бизнес-проекты, кроме того, нет адекватного обеспечения, ведь под ликвидные залоги все кредиты уже выданы», — полагает директор информационно-аналитической службы Банки.ру Дмитрий Мисюлин.

Схожая позиция и у самих банкиров, которые считают, что спрос на кредитные продукты сейчас не слишком высокий.

Из топ-100 российских банков больше всего за I квартал корпоративные кредитные портфели сократились у банка «Петровский» (-63,85%), «Дельта-Кредита» (-55,82%) и «Коммерцбанк (Евразия)» (-28,51%). Как пояснили в банке «Петровский», сокращение портфеля по итогам квартала связано с передачей АСВ проблемных кредитов. Среди лидеров уменьшения кредитного портфеля физлиц оказались «Еврофинанс» (-40,44%), банк «ВТБ Северо-Запад» (-39,49%). В «ВТБ Северо-Запад» сокращение портфеля объяснили его переводом в другой банк группы — ВТБ 24.

По корпоративным кредитам объем просроченной задолженности сократился на 0,64% — с 788,338 млрд до 783,266 млрд рублей. Снижение просрочки по задолженности юрлиц Дмитрий Мисюлин связывает с реструктуризацией кредитов. «Пока нет оснований считать, что улучшилось финансовое состояние предприятий и растет деловая активность вкупе с предпринимательской уверенностью», — говорит Мисюлин. Банки продолжают наращивать «плохие долги» по частным заемщикам. В I квартале просрочка выросла на 5,97% — с 246,283 млрд до 260,987 млрд рублей.

Опрошенные порталом Банки.ру аналитики инвесткомпаний считают, что и во II квартале следует ожидать снижения совокупного кредитного портфеля и роста просрочки.

«В финансовой отчетности за I квартал по МСФО банки, по всей видимости, отразят дальнейший рост доли просроченной задолженности как на фоне все еще острых проблем с качеством активов, так и в связи с сокращением кредитных портфелей у многих банков», — считает аналитик ИФД «КапиталЪ» Кристина Лядская. По ее мнению, при отсутствии негативных внешних шоков полноценное восстановление кредитования может произойти не раньше второй половины этого года.

Схожая позиция и у замначальника аналитического управления компании «Совлинк» Ольги Беленькой, которая считает, что ожидать перелома на рынке можно лишь в III и IV кварталах.

По мнению аналитиков, банкиров сейчас больше волнует не увеличение просроченной задолженности, а сокращение чистой процентной маржи. «Этому способствует рост давления на ставки по кредитам на фоне продолжающегося ослабления денежно-кредитной политики, — считает Кристина Лядская. — Для ВТБ, в частности, проблема стоит остро из-за низкого значения чистой процентной маржи (4,6% в 2009 году) в сравнении с основными банками-аналогами. Для Сбербанка сокращение все еще высокой чистой процентной маржи (7,8% за 2009 год) неблагоприятно главным образом в связи с преобладанием депозитов в структуре фондирования».

Проблема в том, что банки привлекли средства населения под высокие проценты, однако разместить эти деньги в виде кредитов под еще большую доходность сейчас не так просто — ведь ставки постоянно снижаются. По мнению Ольги Беленькой, снижение чистой процентной маржи будет отчасти нивелировано увеличением объемов кредитования. Но произойдет это лишь во втором полугодии.

Наталья РОМАНОВА, Banki.ru

 
АРБ напомнила Банку России, что банки еще не оправились от кризиса

Суборды просят вернуться
АРБ напомнила Банку России, что банки еще не оправились от кризиса
12.04.2010, РБК daily


Российская банковская система все еще не вышла из рецессии и нуждается в господдержке в виде субординированных кредитов. К такому выводу пришли участники XXI съезда Ассоциации российских банков (АРБ). Глава ЦБ Сергей Игнатьев верит, что текущих мер господдержки достаточно для дальнейшего оздоровления банковской системы.

Одна из главных мыслей, которую хотели донести до властей члены АРБ: рецессия в банковском секторе сохраняется и последствия финансового кризиса продолжают негативно сказываться на банковской системе страны. В частности, продолжает оставаться нестабильной ситуация с просрочкой: в кризис она выросла в 4,6 раза и с начала 2010 года сократилась лишь на 1%.

Поэтому, по мнению АРБ и ее президента Гарегина Тосуняна, пока рано отключать кредитные организации от господдержки, в частности от субординированных кредитов. Программа, по которой ВЭБ начал предоставлять российским банкам десятилетние субординированные кредиты по ставке не выше ставки рефинансирования ЦБ, стартовала в 2008 году. Госкорпорации было выделено на это 410 млрд руб. из Фонда национального благосостояния. Логично, что большую часть этих средств получили банки с госучастием. Однако с декабря ВЭБ приостановил процедуру приема заявок на предоставление таких кредитов. Хотя заявки на эти кредиты от банков поступают по сей день: сейчас их объем составляет около 230 млрд руб., в то время как ВЭБ на эти цели может выделить лишь 153 млрд руб.

В АРБ уверены, что в 2010 году необходимо возобновить выдачу субордов. И нужно расширить список получателей, чтобы в кредитовании экономики участвовали не только госбанки. Также банковская ассоциация предлагает активизировать привлечение в национальную банковскую систему свободных средств государства и госкорпораций.

Выслушав предложения, глава Банка России Сергей Игнатьев на заседании АРБ отметил, что, на его взгляд, ситуация в банковском секторе в основном нормализовалась: «Серьезных системных рисков в настоящее время я не вижу». По его словам, достаточность капитала в целом по банковскому сектору даже выше, чем докризисная (на 1 сентября 2008 года составляла 14,5%, на 1 марта 2010 года — 20,5%). «Проблема «плохих» долгов постепенно смягчается. Экономика понемногу начинает расти», — уверен Сергей Игнатьев.

«Мне кажется, что уже принятых решений по нормализации ситуации с просроченной задолженностью (госгарантии, субординированные кредиты, механизм обмена ОФЗ на привилегированные акции) достаточно, и никаких новых решений, связанных, например, с выкупом «плохих» долгов за счет государственных средств, принимать не следует», — заявил г-н Игнатьев, оговорившись, что, «возможно, окончательную точку в этом вопросе пока ставить рано».

Директор Центра экономических исследований Московской финансово-промышленной академии Сергей Моисеев уверен, что для поддержки нормального уровня кредитования в будущем возобновление субординированного кредитования необходимо. «Через год-два, когда банкам все же придется списать часть проблемных займов, кредитные организации могут столкнуться со сложностями в разрезе достаточности капитала», — отмечает г-н Моисеев. И к тому времени банки могут не обеспечить достойного объема предложения на возникший спрос даже при нормальной экономической ситуации.

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ

Источник: РБК daily

 
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > В конец >>

Всего 31 - 45 из 192
 
 
Международная ассоциация

Ассоциация Российских Банков

 

 


 

 
        





Забыли пароль?
© Copyright 2006, Ассоциация по Развитию Коллекторского Бизнеса. Все права защищены.Создание и продвижение сайтов, реклама в интернет