Ассоциация по Развитию
Коллекторского Бизнеса
+7 (495) 135-07-95
pressarkb@yandex.ru
Схема проезда


+1 Вступить в ассоциацию
Первая в России
АРКБ
m
m
m

                 

ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ:

+7 (495) 135-07-95

 

Новости
Члены ассоциации
Мероприятия
Об ассоциации
Аналитика
Новости членов
Пресса о нас
Пресс - релизы
Развитие бизнеса
Учебный центр
Комитет по коллекторской деятельности
Вступление в ассоциацию
Учебные фильмы
Опрос: Работа с ипотечными долгами
Call-центр
Контактная информация

Медведев подписал закон, запрещающий банкам в одностороннем порядке менять условия

Медведев подписал закон, запрещающий банкам в одностороннем порядке менять условия кредитных договоров
15.02.2010 17:21


Президент РФ Дмитрий Медведев подписал Федеральный закон «О внесении изменений в статью 29 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», принятый Госдумой 27 января 2010 года и одобренный Советом Федерации 3 февраля. Об этом сообщила в понедельник пресс-служба Кремля, передает Прайм-ТАСС.

Закон устанавливает, что по кредитному договору, заключенному с заемщиком- гражданином, кредитная организация не может в одностороннем порядке сократить срок действия этого договора, увеличить размер процентов и (или) изменить порядок их определения, увеличить или установить комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

При этом уточняется, что процентные ставки по кредитам и (или) порядок их определения, в том числе определение величины процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий, предусмотренных в кредитном договоре, процентные ставки по вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям устанавливаются кредитной организацией по соглашению с клиентами, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Одновременно уточняется, что кредитная организация не имеет права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам и (или) порядок их определения, процентные ставки по вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами — индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом.

Закон должен вступить в силу по истечении 30 дней после дня его официального опубликования, а положения частей 2 и 4 статьи 29 будут применяться к правоотношениям, возникшим из договоров, заключенных после дня его вступления в силу.
Источник: Прайм-ТАСС

 
Просрочка банков РФ по беззалоговым кредитам на 1 января составляла 2,6 млрд рублей

Просрочка банков РФ по беззалоговым кредитам на 1 января составляла 2,6 млрд рублей
03.02.2010 17:48

Просроченная задолженность банков РФ по кредитам без обеспечения составляла на 1 января 2010 года 2,6 млрд рублей, свидетельствует отчет правительства и ЦБ России о реализации антикризисных мер, на который ссылается РИА Новости.

Согласно документу, в минувшем году произошел незначительный рост этого долга — на 0,23 млрд рублей. Таким образом, данная просроченная задолженность появилась в 2008 году, когда ЦБ в экстренном порядке начал выдачу беззалоговых кредитов банкам в период нехватки ликвидности.


Источник: РИА Новости

 
Совет Федерации одобрил закон, усиливающий защиту прав заемщиков-физлиц

Совет Федерации одобрил закон, усиливающий защиту прав заемщиков-физлиц
03.02.2010 11:28


Совет Федерации одобрил закон, который вводит дополнительные ограничения для банков по изменению ряда условий кредитного договора с физическими лицами в одностороннем порядке.

Закон дополняет статью 29 закона «О банках и банковской деятельности» положениями, которые исключат применение практики одностороннего изменения кредитными организациями существенных условий кредитных договоров, в том числе сокращение срока кредитования, предъявление требований о досрочном исполнении заемщиком обязательств перед кредитором, а также изменение величины процентных ставок.

Согласно поправкам, которые вносятся законом, банки могут устанавливать по соглашению с клиентами процентные ставки по кредитам и порядок их определения, величину процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий, предусмотренных в кредитном договоре, процентные ставки по вкладам (депозитам) и комиссионное вознаграждение по операциям, если иное не предусмотрено федеральным законом.

При этом кредитные организации не имеют права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по кредитам, порядок их определения, процентные ставки по вкладам (депозитам), комиссионное вознаграждение и сроки действия этих договоров с клиентами — индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом. Кроме того, по кредитным договорам, заключенным с заемщиком-гражданином, банки не могут в одностороннем порядке сократить срок действия этого договора, увеличить размер процентов или изменить порядок их определения, увеличить или установить комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

Закон вступит в силу по истечении 30 дней со дня его официального опубликования.


Источник: РБК

 
"Роскомнадзор и преследование коллекторских агентств"

 

Предупреждать надо!

Прежде чем начать работу с заемщиком, коллектор должен его известить, решили прокуроры. Иначе персональные данные обрабатываются без разрешения Роскомнадзора

Елена Хуторных
Алексей Никольский
Ведомости

27.01.2010, 13 (2531)

Прокуратура Свердловского района Перми возбудила дело против коллекторского агентства «Пермский долговой дом» о нарушении статьи 13.11 КоАП (нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах). За нарушение предусмотрен штраф до 1000 руб. для должностных лиц и 5000-10 000 руб. — для юридических.

На агентство пожаловался заемщик «Юникредит банка» — банк передал просроченные долги в работу «Пермскому долговому дому», рассказал его представитель. В октябре 2009 г. должник пожаловался в управление Роскомнадзора по Пермскому краю, что коллекторы используют его персональные данные незаконно: он давал на это разрешение только банку, сообщил сотрудник пресс-службы Роскомнадзора. Заключая договор ипотеки, заемщик разрешил банку использовать его персональные данные, а банк предупредил его о возможности их передачи третьим лицам. Но коллектор не уведомил управление Роскомнадзора об обработке персональных данных, а заемщиков — о получении от банка их персональных данных. Роскомнадзор сообщил об этом в прокуратуру, она возбудила дело об административном нарушении. Материалы дела направлены мировому судье, говорит сотрудник Роскомнадзора. Прокуратура выдала коллекторам представление уведомить управление Роскомнадзора об обработке персональных данных. «Мы устраняем нарушения, уже подали заявку в управление Роскомнадзора», — говорит представитель «Пермского долгового дома». Представитель Роскомнадзора подтвердил это.

Банк закона не нарушал, считает представитель Роскомнадзора, он не обязан проверять, включен ли коллектор в реестр операторов, обрабатывающих персональные данные (его ведет Роскомнадзор).

«Требование по уведомлению должников о том, что агентство приступило к работе с их персональными данными, действует давно, но мы с жалобами должников не сталкивались», — говорит директор по развитию бизнеса Столичного коллекторского агентства Артем Плохов. В законе не установлен порядок, как это делать, но большинство коллекторов делает это письменно, говорит он.

И все же заемщики жалуются. В прошлом году Роскомнадзор получил 460 обращений граждан (по 52 материалы были направлены в прокуратуру) — втрое больше, чем за 2008 г. Большинство связано с нарушениями закона «О персональных данных» в части отсутствия согласия на обработку и передачу третьим лицам их персональных данных, о нарушении условий конфиденциальности — публикация списков, содержащих персональные сведения.

 

 
"Злостные невозвращенци"

Все плохие долги российских заемщиков готовы купить иностранцы

01.02.2010, Коммерсант

Иностранные инвесторы заявили о готовности выкупить все розничные плохие долги российских банков. В 2010 году они готовы потратить на эти активы $170 млн — по подсчетам экспертов, этого хватит на все проблемные кредиты, которые будут выставлены на продажу. Банкиры надеются, что спрос со стороны новых инвесторов поднимет цены, но коллекторы уверены, что западные игроки скорее не освоят бюджет, чем взвинтят цены на проблемные активы.

В пятницу Международная финансовая корпорация (IFC, подразделение группы Всемирного банка) сообщила о намерении инвестировать в покупку проблемных розничных кредитов в России до $50 млн совместно с KG EOS Holding GmbH & Co, имеющей в России дочернее коллекторское агентство EOS. Как говорится в материалах IFC, прямые инвестиции в капитал KG EOS Holding GmbH & Co составят до $2 млн и еще до $48 млн будет предоставлено для инвестиций в проблемные российские активы.

Суммарный объем заявленных в последние два месяца вложений иностранных инвесторов в российский рынок плохих долгов составляет $170 млн. В декабре 2009 года руководитель подразделения IFC по финансовым рынкам Центральной и Восточной Европы Тимоти Краузе сообщил, что в 2010 году в выкуп плохих розничных кредитов у российских банков IFC готова инвестировать $100 млн. На прошлой неделе шведские инвестиционные фонды East Capital Financials и Fund East Capital Explorer вместе с крупнейшим европейским коллекторским агентством Intrum Justitia заявили, что готовы потратить на портфели просроченной задолженности в России порядка $20 млн.

По оценкам участников рынка коллекторских услуг, $170 млн может хватить на то, чтобы выкупить все проблемные розничные кредиты, которые российские банки выставят на продажу в 2010 году. По данным коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн», в 2009 году российские банки выставили на продажу проблемных кредитов физлицам примерно на $2,5 млрд (см. «Ъ» от 29 января). Поскольку рынок развивается довольно динамично, можно ожидать что в 2010 году на продажу будет выставлен примерно в 1,5 раза больший объем долгов, то есть на сумму порядка $3,5 млрд, отмечает гендиректор «Секвойи Кредит Консолидейшн» Елена Докучаева. Учитывая, что сейчас проблемные кредиты продаются за 3—5% от суммы задолженности, $170 млн будет достаточно для приобретения кредитного портфеля объемом $3,4 млрд, подсчитывает председатель совета директоров коллекторского агентства «Центр ЮСБ» Александр Федоров. Госпожа Докучаева считает, что $170 млн — это даже больше, чем нужно для выкупа всех проблемных розничных долгов в 2010 году.

Банкиры ожидают, что приход на рынок проблемных долгов крупных инвесторов приведет к росту цен. «Самые плохие долги уже проданы, и сейчас будут выставляться портфели более высокого качества, что не может не отразиться на цене»,— поясняет директор дирекции оценки и методологии рисков ОТП-банка Сергей Капустин. По словам члена правления Райффайзенбанка Андрея Степаненко, в России дисконт при продаже проблемных долгов значительно больше, чем в Европе, и с приходом западных игроков цены могут вырасти.

Коллекторы не разделяют оптимизма банкиров. Иностранные инвесторы заинтересованы в приобретении долгов за небольшие деньги, говорит Елена Докучаева. «Не думаю, что они будут поднимать цены, разве что при совершении первых сделок»,— полагает она. «Взыскание не станет проще, поскольку заработки населения продолжают падать, поэтому ожидать роста цен на плохие долги пока не стоит. Вполне вероятно, что заявленные иностранными инвесторами суммы не будут израсходованы»,— добавляет директор по развитию бизнеса коллекторского агентства «Пристав» Сергей Шпетер.

Ксения ДЕМЕНТЬЕВА

 

Источник: Коммерсант

 

 
"Просрочка банков по кредитам может вырасти к июлю до 11%"

Алексей Симановский: «Просрочка банков по кредитам может вырасти к июлю до 11%»
01.02.2010

О прогнозах ЦБ относительно роста просрочки банков по кредитам, результатах последних стресс-тестов и о многом другом в интервью РИА Новости рассказа директор департамента банковского регулирования и надзора Банка России Алексей СИМАНОВСКИЙ.

— Каковы результаты последних стресс-тестов (последние были максимум на 1 июня)? По-прежнему ли ЦБ проводит их раз в месяц или реже?

— В 2009 году стресс-тесты проводились Департаментом банковского регулирования и надзора ежемесячно или раз в два месяца, кроме последнего квартала, когда ситуация явно стабилизировалась и какая-либо целесообразность столь частого проведения стресс-тестов отпала.

Последний стресс-тест (по отчетности на 01.10.2009 г.) дал несколько более благоприятные результаты, чем ранее проведенные, хотя стресс-тест — он и есть стресс-тест. Благостных результатов он дать по определению не может. Кроме того, если результаты стресс-тестов на достаточно коротком временном отрезке существенно разнятся, то это, на мой взгляд, скорее всего, должно свидетельствовать о каких-то проблемах с методологией их проведения. Ведь любой стресс-тест проводится в целях оценки соответствующих параметров (например, потерь) в случае «шокового», т. е. крайне негативного и потому маловероятного развития событий. Вряд ли представление о «шоке», если оно исходно корректное, может существенным образом меняться. С точки зрения техники наш стресс-тест использует стандартную методику и базируется на оценке волатильности (возможного разброса) значений избранного параметра, а именно, величины потерь, вокруг его средних значений за достаточно длительный исторический период. Вообще говоря, эта методика требует данных как минимум за полный экономический цикл, а лучше два цикла и более. До кризиса мы такой базой данных не располагали.

Сейчас данные за полный экономический цикл у нас есть. Как говорится, не было бы счастья…Так или иначе для расчетов используются данные за многие годы, отражающие кардинально различные экономические ситуации (экономический подъем — спад). Очевидно, информация за месяц и даже за несколько месяцев, картину существенно менять не должна, особенно если процессы идут достаточно «гладко» и продолжают некий тренд. Так что наши неусыпные бдения со стресс-тестированием в 2009 году были обусловлены, скорее, повышенной осторожностью и общей «мобилизационной готовностью», нежели реальной необходимостью. С точки зрения практической полезности 2-х тестов в год, даже кризисный, было бы вполне достаточно. Впрочем, лучше перебдеть, особенно в сложной ситуации…

Наверное, стоит еще добавить, что стресс-тесты иногда путают с прогнозами. При кризисном развитии событий между указанными оценками, действительно, может быть сходство, поскольку в фазе кризиса прогноз базируется на реализованном стрессе. В целом же это разные аналитические инструменты. Стресс-тест нужен для определения мер на «пожарный случай», включая определение источников компенсации масштабных потерь и/или пополнения ликвидности вследствие реализации маловероятных и не определенных во времени, но в принципе возможных событий. Прогноз всегда касается четко определенных временных перспектив и должен представлять картину (или несколько альтернативных картин) как раз исходя из наиболее вероятных сценариев развития событий, давая тем самым пищу для возможных размышлений о необходимости его (развития) корректировки.

— Банкиры прогнозируют рост просрочки к середине 2010 года до 15% кредитного портфеля. Каков прогноз ЦБ?

Прежде всего, сейчас очень неподходящее время для прогнозов. Как правило, прогнозы базируются на сложившемся тренде, а сейчас как раз наступает время перемен с ожидаемым переломом тенденций. Кстати, «клевок» темпов роста просроченной задолженности в область отрицательных значений, подобный тому, который был на 01.10.2009 года, вполне возможен и на 01.01.2010 года. Что касается собственно прогноза, то за весь Центральный банк не скажу, а лично у меня два прогноза возможного развития событий — по тренду и по ощущению.

По тренду к середине 2010 года объем «показанной» банками просроченной задолженности может составить по РСБУ около 7% кредитного портфеля. Если к этому прибавить 1—2% «декретной» просрочки, официально не показываемой до 01.07.2010 банками в соответствии с Указанием Банка России от 23.12.2008 № 2156-У «Об особенностях оценки кредитного риска по выданным ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности», а также добавить еще 1—2% скрытой просрочки, то кругом — опять же по тренду — может набежать 9—11% от портфеля. Теперь о личном. Как я уже говорил, есть основания ожидать в первом полугодии 2010 года перелома тенденций. С учетом этого по моему ощущению на середину 2010 года уровень просроченной задолженности будет вряд ли больше, чем на начало года, думаю 4—5% от портфеля. С обозначенными выше «досчетами» это может составить 7—8% по РСБУ, т. е. порядка 15% в переводе на МСФО. Много, но привычно. По мере оживления экономики груз проблем должен ослабевать.

— Какова доля кредитов четвертой и пятой группы в общем объеме ссудной задолженности на последнюю отчетную дату? Какой Вы ожидаете его динамику в 2010 году?

— Здесь примерно такая же картина, что и по предыдущей теме, обусловленная, с одной стороны, трендом, с другой, ожиданиями постепенного улучшения ситуации.

На начало 2010 года уровень кредитов 4 и 5 категории в общем объеме ссудной задолженности оценивается в 10%. «Трендовый» консервативный прогноз на середину 2010 года дает 12—13% портфеля со среднемесячными темпами роста этих кредитов около 4%. Прогноз исходя из качественного понимания ситуации — в районе 10% портфеля со среднемесячными темпами роста — 1—2%.

— Какими темпами будут расти резервы на возможные потери по ссудам? Может ли в следующем году объем резервов стать ниже размера просрочки? Если есть такая угроза, не станет ли ЦБ вводить специальный норматив покрытия?


— Здесь ожидания несколько иные. Полагаю, что резервы на возможные потери по ссудам в первом полугодии 2010 года будут расти в общем и целом «затухающими», но достаточно заметными темпами. В консервативном варианте прогноза эти темпы могут составить порядка 4% в месяц.

Объем резервов не должен стать меньше величины просроченной задолженности. Про цифры говорили. А суть здесь простая. Основные проблемы с кредитами (заемщиками) вскрылись в 2008—2009 гг. Поэтому каких-то фундаментально плохих новостей вроде «большого взрыва» невозвратов ждать неоткуда. В целом по системе процессы оценки активов и работы с «плохими» долгами носят вполне управляемый характер. Об этом, в частности, свидетельствует стабильное, начиная с данных на 01.05.2009 года соотношение РВПС и просроченной задолженности: в основном 1,6—1,7 в пользу РВПС. То есть «задел» у РВПС по отношению к объему просроченной задолженности весьма внушительный — и шансов его каким-то образом «отыграть» у просрочки, на мой взгляд, нет. Здесь, видимо, стоит добавить, что соотношение РВПС и просрочки в условиях «мирного времени» еще более «прорезервное». До кризиса это соотношение было не меньше 2,5:1.

Так что по мере отступления кризиса в среднесрочной перспективе «отрыв» РВПС от просрочки должен увеличиваться. Возможно, соответствующая тенденция проявится уже в первом полугодии текущего года. Кроме того, в любом случае соотношение этих показателей не говорит непосредственно о наличии какой-то угрозы. Впрочем, и об отсутствии тоже не говорит. Возьмите функционирующие банки. Разброс этого соотношения по ним весьма велик. Помимо профиля деятельности это зависит от политики учета просроченной задолженности и политики создания резервов. Кто-то придерживается более консервативных подходов, что мне лично представляется более разумным, кто-то менее консервативных. Но до тех пор, пока эти подходы не выходят за рамки существующих нормативных требований, это внутренний вопрос управления банком. Так что информация носит не медицинский характер, а статистический, аналитический и используется для оценки ситуации в отрасли и для определения банков, с которыми должна быть проведена дополнительная работа по «выяснению обстоятельств».

Что касается «нормативов», то они определены Положением Банка России от 26.03.2004 № 254-П «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности», и главный вопрос не в установлении каких-то дополнительных норм по созданию резервов, а в контроле за соблюдением установленных. Это не значит, конечно, что требования по созданию резервов не будут развиваться. Будут, разумеется (хотя и не по линии «норм покрытия»). Тем не менее, на мой взгляд, основная тема здесь носит не методическое, а практическое звучание. Кризис, в частности, показал, что подходы к формированию резервов под потери в фазе экономического роста должны быть существенно более консервативными. Чтобы потом не было мучительно больно…

— Может ли ЦБ до конца года срезать банкам лимиты по беззалоговому кредитованию путем уменьшения коэффициентов?

— Этот вопрос уже утратил актуальность.

— Каковы итоги деятельности уполномоченных представителей ЦБ, что стало виднее самому ЦБ и что говорят банки? Можно ли привести примеры (не называя имен) успешного сотрудничества?

— Введение института уполномоченных представителей расширило инструментарий банковского надзора и обеспечило Банку России большую прозрачность деятельности банков. Работа уполномоченных представителей в целом позволяет Банку России получать дополнительную актуальную информацию о деятельности банков, пользующихся средствами господдержки, в т. ч. информацию, характеризующую их финансовое положение и качество управления рисками. Это, в свою очередь, создает условия для повышения оперативности принимаемых надзорных решений. Если говорить более предметно, то наряду с изучением направлений использования банками средств господдержки, уполномоченными представителями совместно с подразделениями надзора осуществляется сбор и анализ информации, характеризующей изменение динамики и качества активов банков, в первую очередь, кредитных портфелей, портфелей ценных бумаг, состояние ликвидности и иных аспектов банковской деятельности исходя из риск-ориентированных подходов.

Участие уполномоченных представителей Банка России в заседаниях коллегиальных органов управления позволяет лучшим образом «почувствовать» ситуацию в банке, в т. ч. понять и оценить систему и процедуры принятия значимых бизнес-решений. Что касается «сотрудничества», то я полагаю, что этот термин при всех его этимологических плюсах в данном случае все-таки не уместен. Речь идет о надзоре за банками, в рамках которого банки обязаны проявлять должную кооперативность. Не могу сказать, что все банки, в которые направлены уполномоченные представители, в равной степени кооперативны. Но отрицательный результат — тоже результат. Закрытость, некооперативность банка — это сигнал к повышению интенсивности надзора. Что касается ощущений банков, то в целом ряде случаев сами банки отмечают, что им повседневное общение с представителями надзорного органа тоже весьма полезно. Более того, иногда банки действительно хотели бы видеть уполномоченных представителей своими штатными сотрудниками — предложения о переходе на работу в банки нашим коллегам поступают. По вполне понятным причинам у нас отрицательное отношение к такому способу развития контактов банков и уполномоченных представителей Банка России и к их трансформации в «сотрудничество».

— ЦБ опасался роста непрофильных активов банков. Случилось ли это? Если да, то как велика беда, если нет, то чем это можно объяснить?

— Ответ будет дан чуть позже.

— ЦБ ввел за банками второй контур надзора? Насколько эта идея оказалась удачной? Нет ли желания вернуться к обсуждению возможности выделения надзора за крупными банками в отдельное подразделение (возможно на правах Департамента ЦА)?

— Можно, наверное, говорить о том, что второй контур надзора введен «в основном». Для полной и окончательной победы двухконтурной модели надзора нужно еще серьезно поработать — и нам, и нашим коллегам на территориях. Тем не менее, введение «второго контура», т. е. подключение к практическому надзору сотрудников Департамента банковского регулирования и надзора и объединение усилий сотрудников Банка России в центре и на местах, на мой взгляд, усилило систему надзора, прежде всего ее дистанционную составляющую, способствовало развитию контактов с руководством и владельцами банков «второго контура» (на сегодняшний день это порядка 280 банков). Кстати, развитию контактов регулятора с руководством и сотрудниками банков международная практика надзора придает в последнее время дополнительное значение. Помимо эффекта «двойной тяги» (территориальные учреждения + центральный аппарат) второй контур укрепил «надзорную вертикаль» и улучшил «контрольную среду» в системе надзора.

Важно отметить, что введение второго контура надзора осуществляется в комплексе с иными мерами по всем направлениям надзорной деятельности (дистанционный надзор, инспектирование, лицензирование, работа с проблемными банками). В результате, по моей оценке, растет оперативность и качество надзорного реагирования на уровень рисков кредитных организаций, на проведение ими операций, требующих особого внимания. С другой стороны, сделать в самое ближайшее время предстоит очень много — это связано и с международными рекомендациями и с нашими собственными представлениями о том, каким должен быть эффективный банковский надзор с учетом уроков кризиса.

Что касается выделения надзора за крупными банками в отдельное подразделение, то я не думаю, что это позволит лучше решить стоящие задачи. На мой взгляд, оптимальной конструкцией надзора за крупнейшими банками в наших условиях является двухуровневый, «двухконтурный» надзор. Другой вопрос, что принципы риск-ориентированного надзора требуют распределения ресурсов надзора, в том числе пропорционально системной значимости банков. В этом плане, очевидно, надо и дальше усиливать внимание к деятельности крупнейших банков. Эту тему мы сейчас прорабатываем. В то же время в наших построениях и здесь речь идет об осуществлении надзора объединенными усилиями центрального аппарата и территорий.

Беседовал Владимир ВЯТКИН


Источник: РИА Новости

 
Взысканием долгов должны заниматься профессионалы

Взысканием долгов должны заниматься профессионалы17 декабря 2009 » Экономика и бизнес

Андрей Коровайко, TUT.BY
В новый год принято входить без старых долгов и обязательств, но мировой финансовый кризис меняет не только традиции, но и отношение компаний к долгам и обещаниям. О том, как вернуть долги не только в Беларуси, но и за рубежом, в студии TUT.BY рассказали эксперты юридической фирмы "Лев, Шерстнев и партнеры".

О тонкостях досудебного взыскания и перспективах развития коллекторства рассказал Борис Лев, Денис Шерстнев ответил на вопросы, касающиеся судебного взыскания долга в Беларуси и за рубежом, а заместитель директора по вопросам маркетинга и развития бизнеса юридической фирмы "Лев, Шерстнев и партнеры" Екатерина Середа рассказала о реструктуризации долгов.


Что представляет собой коллекторство? В чем его смысл? Что такое рынок долгов?

Борис Лев (Б.Л.):
В каждой стране есть свои особенности в развитии долгового рынка и развития коллекторских услуг в целом. Например, динамичное развитие коллекторского бизнеса в России в течение последних нескольких лет обусловлено бурным ростом объемов потребительского кредитования и растущей просроченной задолженности. Рост этого рынка привел к тому, что со стороны общественности и правоохранительных органов уделяется очень большое внимание этим вопросам. Тем не менее, в России до сих пор нет нормативного акта, который регулирует данные отношения.

В Украине развитие пошло по другому пути: развитие коллекторских услуг в этой стране очень тщательно стимулируется государством. Был принят закон об особенностях проведения мероприятий по финансовому оздоровлению банков, в соответствии с которым банкам было разрешено продавать кредитные долги с дисконтом без налоговых последствий. Была упрощена данная процедура, банки фактически были стимулированы продавать проблемные долги коллекторам. Просроченные кредиты продаются, как правило, пакетами группы долгов схожих должников и правоотношений. При этом цена долгов, как правило, очень незначительная.

Отличается ли белорусский рынок долгов от аналогичных рынков других стран?

Б.Л.: Отличается, и достаточно значительно. В настоящее время в Беларуси такой механизм может существовать чисто теоретически, хотя интерес к нему очень высок.

Сейчас в нашей стране рынок просроченных обязательств еще не сформировался. Это объясняется тем, что законодательство Беларуси в настоящее время относит покупку долговых обязательств c дисконтом к факторингу, и подобными сделками могут заниматься только банки или кредитные организации. Вместе с тем банку покупать просроченное долговое обязательство не всегда интересно, поскольку, приобретая просроченное обязательство, он обязан создать резерв на сумму просроченного долга, тем самым, ухудшив свою отчетность по просроченной дебиторской задолженности.

Вместе с тем в настоящее время в стране назрела потребность в формировании подобного рынка, в том числе и в связи с тем, что правительство планирует улучшить инвестиционный рейтинг Беларуси. Продажа просроченной задолженности позволит улучшить инвестиционную привлекательность предприятий для инвестора.

Сейчас уже существует проект нормативного акта (в частности, проект указа президента), который поможет изменить ситуацию и допустить на рынок иных субъектов хозяйствования в качестве покупателей. На этот рынок придут покупатели, которые не связаны с требованием создания резервов, соответственно, покупателями будут не только банки, но и другие субъекты хозяйствования.

После принятия подобного нормативного акта очень быстро будет сформирован рынок долговых обязательств по реальной цене, по которой они могут быть проданы. В Беларуси цены на такие пакеты или на отдельные долги будут формироваться либо точечно, посредством экспертной оценки специалистов по взысканию, либо совместно с продавцом данных пакетов, в качестве которых могут выступать банки.

Если кредитор не хочет портить отношения с партнером, обязательно ли обращаться в суд для взыскания долгов с должника, или можно прибегнуть к каким-то другим механизмам?

Б.Л.: Конечно, существуют другие механизмы, не только суд. Суд - это только часть процедуры, и иногда не самая значительная. В своей работе мы очень большое внимание уделяем досудебной стадии, и для клиентов, которые не хотят ссориться с должником, у нас существует специальный термин - "розовое взыскание", то есть дело, в котором важно оставить хорошие отношения клиента и должника. При этом мы используем досудебную работу не только в случае отсутствия желания ссориться: само обращение в суд резко уменьшает шансы кредитора на получение денежных средств, потому что именно на судебной стадии возникает жесткое противодействие к взысканию. На досудебной стадии мы ставим перед собой задачу довести до сознания должника, что долг, которым мы занимаемся, он должен заплатить добровольно, без судебного решения, что очень часто и происходит, иногда даже и со штрафными санкциями. При этом каждое наше действие выверяется на точное соответствие его законодательству и согласовывается с нашим клиентом, чтобы мы не испортили его репутацию.

В нашей практике были даже дела без судебной перспективы, но при этом именно на досудебной стадии происходило полное погашение долгов.

На досудебной стадии может происходить работа не только с юридическим должником как таковым, но в целом с группой, в которую входит должник, что на судебной стадии тоже не всегда возможно.

Механизм нашей работы таков: после получения дела на взыскание мы определяем, есть ли перспективы досудебной работы и какие есть точки воздействия на должника. В обществе сложился стереотип, что досудебная работа заключается лишь в направлении претензий. Но на самом деле, на досудебной стадии может быть использован очень большой набор эффективных инструментов по работе с должником. Соответственно, каждое действие, выполняемое нами, направлено на получение результата.

Например, в начале работы должнику может быть направлено уведомление о том, что у нас в настоящее время находится дело по взысканию долга, и это тоже может сыграть свою роль: после получения подобного уведомления может произойти погашение долга.

Достаточно эффективным может стать выезд к месту нахождения должника, личная встреча с лицом, принимающим решения на предприятии. После подобной встречи у нас произошло погашение долга одной из достаточно крупных государственных компаний.

Программа PR-сопровождения взысканий - достаточно уникальная технология - является одним из действенных методов взыскания. В рамках данной программы готовятся письма, пресс-релизы, которые можно демонстрировать должнику, чтобы он понял серьезность ситуации. Если уведомления оказалось недостаточно, то начинается постепенная реализация самой программы PR-сопровождения долга. С использованием данного метода нами был взыскан достаточно крупный долг на территории Российской Федерации с поставщика сети гипермаркетов. И все это происходило на досудебной стадии.

Преимущество досудебной работы связано с тем, что негатив, связанный с взысканием долга, переносится с клиента на нашу компанию. Клиент в данном случае остается чистым, поэтому меньше шансов потерять партнера, объяснив передачу долга нам, сторонней организации, регламентом своей компании.

От посетителя форума поступил следующий вопрос: "Является ли ваша фирма специализированным коллекторским агентством со всей его организацией, структурными подразделениями (например, такими как колл-центр, выездные группы), соответствующим опытом работы в сфере оказания коллекторских услуг, или все же является всего лишь обычной юридической фирмой, заявляющей о себе как о коллекторском агентстве?"

Б.Л.: Отличие коллекторского агентства от юридической фирмы в том, что коллекторские агентства работают на получение результата - поступление денежных средств от должника, в то время как юридическая фирма ориентируется на получение решения суда. Соответственно, работа с должником начинается не с обращения в суд, а с досудебной стадии, на которой как раз и происходит большая часть взысканий. Мы изучали опыт подобных структур, которые занимаются коллекторским бизнесом в Западной Европе, Прибалтике, России, Украине. Некоторые методики этих стран мы даже покупали, приглашали профессиональных тренеров для обучения наших сотрудников. Люди, которые работают у нас, приобретали свой опыт, работая в государственных органах. Как правило, это бывшие судебные исполнители.

В настоящее время мы работаем только с долгами субъектов хозяйствования. Это долги, которые возникают в сфере бизнеса. С физическими лицами, к сожалению, действующее законодательство Беларуси не позволяет нам работать, поскольку существуют законодательные ограничения. Одним из основных ограничений является запрет на представление интересов клиента в общих судах. Сейчас мы лишены возможности работать с долгами банков по физическим лицам. С этими долгами мы могли бы работать, но только на досудебной стадии. Но это неправильно: мы лишаемся возможности оказать нашему клиенту комплекс услуг по взысканию долгов, состоящего из досудебной, судебной работы и сопровождения исполнительного производства.

Имеете ли вы возможность выкупа долгов и на каких условиях?

Б.Л.: В настоящее время мы достаточно серьезно рассматриваем возможность выкупа долгов, но при этом сам выкуп может быть реализован только с участием банков. Мы разработали схему, по которой наиболее интересные долги мы будем предлагать выкупить банку по цене, определенной нашими специалистами. И после этого, возможно, будет проводиться работа по взысканию данного долга в интересах банка.

Проект указа президента позволит решить эту проблему, и тогда на этот рынок смогут выйти иные покупатели долгов, а не только банки. Белорусский долговой рынок имеет большие и очень серьезные перспективы.

Вопрос с форума: "Предприятие-должник "кормит завтраками" и не платит по договору поставки. Думаю подавать в суд, работаю как индивидуальный предприниматель. Слышал, что до суда надо предъявлять претензию. Так ли это? Если да, то что в ней писать и сколько времени она может рассматриваться?"

Б.Л.: Вопрос, с одной стороны, достаточно стандартный, так как сейчас многие "кормят завтраками" своих партнеров. Но если пользователь определился с тем, что будет предпринимать какие-то шаги по взысканию долга, в том числе, допуская возможность обращения в суд, можно рассматривать два варианта.

Досудебный порядок существует как способ взыскания долгов, но в то же время, он может быть рассмотрен как обязательный, исходя из того, что указано в договоре индивидуального предпринимателя. Если в нем прописано, что досудебный порядок является обязательным при обращении в суд, предприниматель обязан направить претензию, поскольку иного способа в данном случае нет.

Обязательный досудебный порядок может быть предусмотрен не только договором, но еще и законом, и при несоблюдении такого обязательного порядка хозяйственный суд просто оставит исковое заявление без рассмотрения. Если этот порядок все-таки обязателен, то ему нужно направить претензию. Если не обязателен, то действовать нужно по усмотрению индивидуального предпринимателя: он может направить претензию, реализовав свое право, а может не направлять и сразу обратиться в суд или юридическую компанию, которая займется досудебным взысканием этого долга.

В претензии должны быть предусмотрены реквизиты сторон, расчет требований по оплате, сроки, которые кредитор дает на рассмотрение претензий, а также размер судебных расходов и расходов на получение юридической помощи, если таковая будет, и санкции в случае рассмотрения в судебном порядке. Претензию необходимо направлять с обратным уведомлением о получении. Это уведомление необходимо будет сохранить, если все-таки появится необходимость обращаться в суд.

Что такое реструктуризация долга?

Е.С.:
Данный термин пришел в Беларусь относительно недавно, в отличии от государств Западной Европы и США, где реструктуризация является одним из ключевых понятий в деле возврата задолженности. Это объясняется следующим.

В зарубежной практике компания, столкнувшаяся с невозможностью исполнить свои обязательства, может выйти из ситуации двумя способами - а) объявить себя банкротом и рассчитаться с кредиторами своим имуществом, "отдав последнее" наиболее расторопным кредиторам или б) провести реструктуризацию бизнеса в случае, если в этом будут заинтересованы кредиторы.

При реструктуризации бизнеса проводится смена менеджмента компании, массовое сокращение штата, ликвидация неэффективно работающих подразделений, тотальное сокращение расходов, что в краткосрочной перспективе призвано изменить ситуацию и добиться возвращения долгов кредиторам при этом, сохранив компанию "на плаву".

В последние два года в такой ситуации оказались мировые бренды автомобильной промышленности, производители бытовой техники.

Реструктуризация долга является неотъемлемой частью реструктуризации бизнеса, т.к. часто сопровождается не только пересмотром сроков и условий возврата долга, но и перераспределением активов в компании, появлением в составе участников компании новых собственников из числа кредиторов.

В мировой практике реструктуризация проводится двумя способами: 1) акционированием долга, что предполагает передачу части активов компании в виде доли/акций кредитору в счет погашения долга и 2) пересмотром условий и сроков погашения долга.

Что касается возможностей применения первого способа - акционирования долга, то белорусское законодательство содержит ряд прямых запретов, связанных с возможностью его реализации. Первый - запрет на проведение дополнительной эмиссии акций в счет погашения требований кредитора. Второй - запрет на освобождение участника общества от внесения в уставный фонд денежных средств либо иного имущества. Это означает, что фактически, взамен на долговые обязательства должник не имеет возможности предоставить в собственность кредитора "часть компании", выраженной в размере доли в уставном фонде или количестве акций в уставном фонде, если речь идет об акционерном обществе. В зарубежной практике ситуация прямо противоположная: акционирование долга - наиболее эффективный путь для выживания компании в условиях рынка. Не вдаваясь в юридические подробности разности в подходах к реструктуризации с использованием акционирования долга, отмечу, что в наших условиях у компании, стоящей на пороге банкротства, в подавляющем большинстве случаев, нет ничего, кроме изрядно потрепанного судебными разбирательствами имени и изношенных производственных фондов. Поэтому использование акционирования долга, скорее всего, было бы экономически нецелесообразным, прежде всего для самого кредитора.

С государственными предприятиями дела обстоят еще хуже, - их структура не позволяет выделить имущество, поэтому без проведения предварительных организационно-правовых изменений (в частности, акционирования в процессе приватизации) реструктуризация долга невозможна.

Тем не менее, процессы постепенной либерализации экономики в Беларуси свидетельствуют о поступательном движении в сторону восприятия прогрессивной практики рыночных взаимоотношений между субъектами. Я не исключаю, что в ближайшие несколько лет корпоративное право претерпит ключевые изменения.

Однако на сегодняшний день возможно применить только второй способ реструктуризации - пересмотр условий и сроков погашения долга.

Реструктуризация в данном случае проводится с целью предоставить должнику возможность погасить долг на условиях и в сроки, которые отличаются от первоначальных на основании заключенного соглашения, которое может быть достигнуто как в досудебном порядке (например, новация), так и на любой стадии судебного процесса (соглашение о примирении при проведении процедуры посредничества, назначенного судьёй по делу, мировое соглашение).

Можно ли привести примеры удачно и неудачно проведенной для кредитора реструктуризации долгов? Какова эффективность от проведения реструктуризации долга и что она сулит кредитору?

Е.С.: Эффективность может быть достигнута только в том случае, если кредитор либо его представитель обладает необходимым уровнем компетенции и имеет достаточно серьезную и обоснованную позицию в переговорном процессе. Неудачных примеров достаточно по причине неэффективных действий кредитора. Например, кредитор при рассмотрении дела в процедуре посредничества соглашается на график платежей, предложенный должником. График погашения разбивает долг на множество мелких платежей с общим сроком погашения три месяца. Суд утверждает соглашение о примирении. Должник, естественно, не платит. В этой ситуации кредитор вынужден подавать заявление о выдаче судебного приказа в отношении каждого платежа отдельно, подавать заявление о возбуждении исполнительного производства в отношении каждого платежа и это при том, что суд, где была проведена процедура посредничества находится в другой области. Теперь сами посчитайте сроки на отправку и получение документов. Очевидно, что в данной ситуации кредитор дал возможность должнику отсрочить погашение обязательства.

Реструктуризация долга приносит выгоду кредитору в случае, если он в состоянии реально оценить перспективу и получить гарантии его возврата. Что касается юридической силы соглашения о реструктуризации, не утвержденного судом, - вынуждена констатировать, что в большинстве случаев его заключение инициируется должником с целью получить очередную отсрочку, в первоочередном порядке погасить долг перед "нужными" ему кредиторами и "очередниками", исполнительные документы которых уже находятся в банке должника. В описанной ситуации кредитор потерял преимущество и возможность управлять ситуацией, использовал наименее эффективный путь из возможных по причине отсутствия навыков и знаний норм законодательства.

Какими психологическими приемами лучше всего пользоваться, чтобы и деньги вернуть, и до суда дело не доводить?

Б.Л.: Главное - найти ключевые точки воздействия на должника. Нужно понять, что для него важно, в чем его сильные и слабые стороны, и после этого строить свою систему убеждения, взыскания. По каждому крупному делу у нас разрабатывается план взыскания, в котором мы определяем, какие психологические методы в том числе будут использоваться при работе с данным должником.

Денис Шерстнев (Д.Ш.): Какого-то конкретного механизма мы, по понятным причинам, изложить не может, это своего рода ноу-хау. Это накапливается годами, то, к чему сотрудники идут, используя свой опыт.

Б.Л.: Очень большое значение психологический аспект имеет при работе с должниками-физическими лицами. При этом мы с ними, к сожалению, пока работать не можем, но методики работы с ними у нас уже есть. Мы просто ждем изменения законодательства.

А неофициально могут ли обратиться к вам за помощью физические лица?

Д.Ш.: К нам обратиться они могут, но мы не можем им помочь. Мы не можем, рискуя репутацией и именем, нарушать закон.

Можно привести несколько примеров того, как взыскиваются долги и находятся слабые стороны у физических лиц. Должник, например, мусульманин. Кредитор, зная об этом, обращается к главе общины, и община решает эту проблему - находит деньги и погашает долг.

Б.Л.: Это примеры не из нашей, а из российской практики. Можно привести еще пример работы с физическим лицом. Российский банк, взыскивая долг с должника, выяснил, что этот должник купил шубу на кредит, полученный в этом банке. Когда ему сообщили, что об этой покупке станет известно его жене, деньги сразу нашлись.

Коллекторская деятельность - это деятельность по конвейерному взысканию долгов, но при этом в любом конвейере нужно учитывать, что дела индивидуальны. Похожие ситуации есть, но должен присутствовать индивидуальный подход по каждому делу.
Из чего состоит процедура взыскания?

Д.Ш.:
Процедура взыскания как процесс, направленный на получение результата, - это многогранный и сложный механизм, который включает в себя работу на досудебной стадии, в суде и после того, как было получено решение и его надо исполнить.

В этом процессе существует масса нюансов, я затрону лишь судебную сторону вопроса, наверняка самую известную в народе. К сожалению, должная правовая культура в нашей стране пока не сформировалась, и очень часто люди "занимаются самолечением", становятся жертвами того, что пытаются действовать самостоятельно. Потом, когда решение вынесено, бывает поздно что-то исправить.

Если человек по какой-то причине решил обратиться в суд, он должен понимать, что эта процедура имеет какие-то временные сроки и определенную стоимость.

Сколько времени занимает весь процесс взыскания долга с должника при самостоятельном обращении в суд и при обращении в суд с помощью юридической фирмы?

Д.Ш.: Факт обращения в суд с помощью представителей на процессуальном сроке не отражается, так как они установлены законом. Общий срок рассмотрения дел в хозяйственном суде по первой инстанции составляет полтора месяца. В исключительных случаях этот срок может быть продлен до двух с половиной месяцев. Еще пятнадцать дней требуется на то, чтобы это решение вступило в силу, и только после этого лицо может начать исполнять судебное решение. Но это оптимистический прогноз, так как у второй стороны есть право обжаловать решение суда, подать апелляционную и кассационную жалобы. Поэтому начало исполнения решения может произойти и через полгода.

Полгода - не такой уж и большой срок. У нас бытует мнение, что судебные разбирательства могут длиться годами, и никаких денег не дождешься.

Д.Ш.: Это мнение существует, но - к чести белорусского экономического правосудия - оно достаточно оперативно по сравнению с нашими ближайшими и далекими соседями. Например, в России срок рассмотрения в первой инстанции арбитражными судами составляет три месяца, апелляционная жалоба рассматривается два месяца. В Прибалтике процессы, действительно, могут длиться годами.

Реально ли в судебном порядке взыскать долги с государственных предприятий?

Д.Ш.: Взыскание с государственных предприятий - практически беспроигрышный процесс. Государство действительно усиленно опекает такие предприятия, поэтому получить долги с госпредприятий практически всегда можно, чего не скажешь о коммерческих фирмах с отсутствием участия государства. Работать с государственными предприятиями можно и нужно.

Стоит ли дожидаться, пока госпредприятие рассчитается самостоятельно или лучше подать в суд и ускорить процесс?

Д.Ш.: Суд - это лишь следующий этап, и переходить к нему целесообразно, учитывая партнерские отношения, когда уже исчерпаны определенные способы и средства взыскания долга. Если у предприятия есть финансовые ресурсы, оно может позволить себе какое-то время подождать ради того, чтобы сохранить отношения, либо оно хорошо сработает в досудебном порядке. Но все чаще мы сталкиваемся с ситуациями, когда руководители предприятий откровенно устают ждать и вынуждены обращаться в суд.

Сколько стоит взыскание долгов? Можно ли как-то уменьшить эту сумму?


Д.Ш.: Основной статьей расходов процедуры взыскания является оплата государственной пошлины. Размер госпошлины определяется в процентах от суммы, которую желает взыскать кредитор, и может составлять от пяти до одного процента. Но те расходы, которые идут на оплату государственной пошлины, в случае благоприятного результата относятся на сторону, которая виновата в возникновении этой спорной ситуации.

В ходе рассмотрения дела могут возникнуть ситуации, которые потребуют назначение экспертизы. Ее стоимость может составлять расходы стороны на ведение дела. Суммы экспертизы могут варьироваться. В нашей практике были строительные экспертизы, которые стоили несколько десятков миллионов. Эти суммы могут потом распределяться между сторонами и относиться на сторону ответчика, но, тем не менее, к этим расходам сторона должна быть готова.

Если говорить об экономии средств, то можно вести самостоятельную работу по делу. Сложно сказать, закончится ли она итоговой экономией, но если сторона самостоятельно работает по делу, ей не нужно оплачивать услуги юридического представителя.

Расходы, которые несет сторона на своего представителя, могут возлагаться на вторую сторону по делу. Не всегда эти услуги взыскиваются в полном объеме, в этом вопросе в суде не существует единообразия. Все зависит от решения судьи.

Какой принцип оплаты услуг позиционирует ваша компания?

Д.Ш.: Взыскание задолженностей мы проводим по трем стадиям: досудебной, судебной и исполнительной. При работе на судебной стадии мы исходим из того, что ведется определенная юридическая работа в суде. Как правило, мы определяем свой гонорар по количеству затраченных часов на ведение дела.

Б.Л.: На досудебной стадии и стадии правового сопровождения исполнительного производства мы, как правило, свое вознаграждение определяем так же, как это делают в России, - в процентах от взысканной суммы. Проценты определяются индивидуально после изучения дела.

Хотел бы дополнить по поводу самостоятельной работы по делу. Подобное "самолечение" очень часто приводит к невозможности работать на досудебной стадии. Кредитор начинает максимально угрожать должнику таким образом, чтобы он подумал, что для него наступила крайняя ситуация. На самом деле с должником нужно работать постепенно, усиливая давление с каждым следующим действием.

Насколько законны методы применяемые при взыскании долга в досудебном порядке?

Б.Л.: Каждое действие, которые мы выполняем, выверено в соответствии с законом. Мы - юридическая фирма, и не можем позволить себе нарушать закон. Поэтому любое наше действие однозначно законно, а если возникают какие-то сомнения в правомерности нашего действия, мы просто не будем его применять. Сейчас не то время, когда могут использоваться незаконные методы.

Д.Ш.: В Беларуси взысканием долгов занимаются многие фирмы, и, я думаю, никто не выходит за рамки правового поля.

Есть судебное решение, но предприятие фактически уже не существует. Можно ли привлечь к материальной ответственности собственников фирмы-должника или ее директора?

Д.Ш.: Эта проблема встречается довольно часто. Закон предусматривает возможность дополнительной (субсидиарной) ответственности участников общества с дополнительной ответственностью, но в том размере, который они сами установили в учредительных документах. Как правило, это довольно незначительные суммы.

В нашей практике было дело, когда одна СТО была должна в общей сумме порядка десяти тысяч долларов. Общество самостоятельно погасило около пяти тысяч, а остальные деньги удалось взыскать с участников общества при использовании таких мер, как наложение ареста на имущество и ограничение выезда. Этот долг был погашен достаточно быстро, а сам процесс взыскания занял примерно пять месяцев.

Успешные случаи бывают, но если фирма реально перестает существовать, то работать с ней тяжело. Закон предусматривает ответственность руководителей и лиц, которые правомочны давать указания, если будет доказано, что банкротство предприятия последовало в связи с таким руководством. Но объективно практика довольно незначительна, и установить причинную связь между ненадлежащим руководством и банкротством довольно сложно.

Как взыскать долг с человека, если есть расписка в получении денег, но в ней не указаны сроки возврата?

Д.Ш.: Отсутствие срока возврата не лишает его права требовать долг, но нужно провести определенные действия и направить требование о возврате денег. Закон предусматривает ситуации, когда срок исполнения обязательства не оговорен. Я бы рекомендовал обратиться к специалисту. У этого человека есть реальные шансы получить свои деньги обратно.

Занимаетесь ли вы взысканием долгов за рубежом? Как взыскать деньги, например, с российского должника?

Д.Ш.: Все чаще приходят клиенты, у которых есть проблемы с взысканием за рубежом. Это гораздо сложнее, чем взыскивать в стране, где ты находишься, но не является чем-то невозможным. Мы успешно работаем по такой категории дел. Очень важно в таких ситуациях иметь партнерскую сеть в различных странах и регионах. Иногда само присутствие предприятия в этом регионе для должника становится сигналом к выполнению обязательств.

В любой стране можно использовать правовые механизмы взыскания задолженности. На мой взгляд, определяющее значение имеют определенные контакты в тех регионах, в которых нужно проводить эту работу.

Б.Л.: У нас много примеров, когда успешно были проведены дела по взысканию  практически в каждом регионе России. Мы достаточно эффективно работали в России, Польше, Германии, даже в Греции.

У нас есть категория дел по реализации права суброгации, то есть дела по взысканию долгов для страховых компаний, которые осуществляются в странах, не являющихся ближним зарубежьем для Беларуси. Большая часть дел - это досудебное взыскание.

Есть ли какой-то механизм взыскания долга с нерезидента внутри страны с помощью госорганов, например посольства или консульства?

Д.Ш.: Мы сталкивались с ситуациями, когда в пакете передаваемых нам документов 90% составляла переписка с какими-то дипломатическими учреждениями. Каждый хочет заниматься тем, для чего он существует, и никакое консульство не возьмет на себя функцию арбитра или представителя. Я не знаю прецедентов, когда посольство или консульство решило бы этот вопрос - у них другие функции, они вообще неохотно занимаются такими делами.

Е.С.: Хотя, например, в моей практике есть случаи с привлечением представителей посольств по некоторым делам, которые имели широкий общественный и политический резонанс. По таким делам есть возможность привлекать консульства или посольства, но не на уровне решения проблемы возврата дебиторской задолженности. Для каждой компетенции существует свой исполнитель. В данном случае необходимо реализовать возможность профессиональной досудебной работы с применением коллекторских технологий и воспользоваться процессуальными правами, установленными законодательством для рассмотрения дела в суде и последующего принудительного исполнения его решения.

Проблем с получением денег по выполненным договорам не счесть, и основная из них заключается в том, насколько реально исполнить судебное решение и заставить судебного исполнителя делать свою работу? Как сориентироваться, действительно ли он работает или делает вид? Какие у меня есть права на стадии исполнения решения? Сколько вообще длится исполнительное производство?

Д.Ш.: Исполнение решения - это проблема, скорее, в ситуации, когда взыскать с должника можно, но по каким-то причинам взыскание не происходит. В Беларуси исполнение решений находится на достаточно высоком уровне, но общая статистика не отменяет проблем частного характера. Судебные исполнители перегружены, и в этой связи очень важно сопровождать исполнительное производство, не забрасывать его, потому что взыскивать долг - интерес самого взыскателя. Для осуществления профессионального контроля нужно иметь опыт в подобной работе и понимание самого процесса. У нас есть специалисты, которые работали исполнителями годами, знают этот процесс изнутри и могут его контролировать.

Что касается прав взыскателя, то, безусловно, они существуют. Исполнительное производство - это одна из стадий процесса, и сторона вправе знакомиться с действиями, которые проводит исполнитель, ходатайствовать о проведении тех или иных действий, требовать отчета и при необходимости обжаловать действия исполнителя, которые он считает незаконными. Но практика показывает, что самый оптимальный результат приносит техническое и информационное сотрудничество, направленное на взаимодействие между исполнителем и взыскателем.

Кроме того, взыскатель должен сделать свою задачу по взысканию долгов приоритетной для исполнителя. Когда исполнитель видит, что за его работой наблюдают, он относится к ней несколько иначе.

Е.С.: Нормы законодательства, регулирующие проведение исполнительного производства, носят в большей степени заявительный характер для взыскателя. То есть до тех пор, пока исполнитель не получит от взыскателя соответствующего заявления о совершении какого-либо действия по исполнительному производству, он не должен или даже не имеет права совершать это действие. Поэтому сетовать на то, что исполнитель абсолютно ничего не делает, неверно: у него есть определенный перечень действий, которые он должен совершать в первоочередном порядке. Остальное - вопрос грамотно организованного партнерства и информационного обмена между судебным исполнителем и взыскателем.

Сейчас в производстве у одного исполнителя одновременно могут находится около пятисот дел. Нагрузка за первое полугодие 2009 года увеличилась в два раза по сравнению с годичной нагрузкой 2008-го. Поэтому организационно и технически не всегда у судов есть возможность проводить исполнение на должном уровне. В этой связи именно эффективное взаимодействие между взыскателем и должником имеет первостепенное значение.

Вопрос с форума: "У нас сложилась неприятная ситуация. Поставляли сырье для крупнейшего белорусского предприятия из России. Сырье покупали у производителя за кредитные деньги. Сотрудничали с белорусской компанией более трех лет на доверительной основе. При заключении контракта мы согласились исключить из него все условия об ответственности за неисполнение обязательств по оплате и оставили формулировку "ответственность в соответствии с законодательством". Полгода назад белорусская компания просто перестала платить. Мы пытались договориться, но безрезультатно. Уплата процентов по кредиту, который мы брали под закупку сырья, "съела" всю прибыль. Несем убытки. Что мы можем взыскать в соответствии с законодательством, чтобы покрыть их? Занимаетесь ли вы такими вопросами?"

Д.Ш.: Есть некоторые нюансы, которые хотелось бы знать, более подробно изучить ситуацию. Например, применимое к правоотношениям право, валюта обязательства. Так, белорусское законодательство предусматривает ответственность за пользование денежными средствами, если обязательства выражены в белорусских рублях.

Те убытки, которые понесла сторона, можно пытаться взыскать. Имеется в виду банковский процент, поскольку сторона была вынуждена привлекать кредитные ресурсы. Не могу сказать, что белорусская судебная практика изобилует положительными решениями по этому вопросу - европейцы относятся к этому несколько иначе. Тем не менее, работать по такой категории дел можно, нужно создавать практику и активно что-то менять.

Не могли бы посоветовать, как взыскать денежные средства с так называемых фирм-"помоек" или "однодневок", созданных в основном для сокрытия налогов или проведения других не совсем честных финансовых операций.

Д.Ш.: По определению, эти фирмы существуют для проведения каких-то нечестных операций, поэтому взыскать деньги не просто проблемно, а практически нереально. Это дело из разряда "поздно пить боржоми", потому что выяснять платежеспособность и надежность партнера нужно на стадии заключения договора и уделять этому особое внимание. У нас, к сожалению, зачастую к этому относятся все еще легкомысленно.

Е.С.: Мера предупредительности в данном случае имеет первостепенное значение. На этапе заключения договора можно проверить и статус компании, с которой вы заключаете договор, и оценить риски от сделки, т.е. провести полноценный юридический аудит, так называемый "дью дилидженс". Но, к сожалению, в нашей правовой культуре нет практики обращения за помощью к юристам до заключения сделки, а после ее осуществления обращаться порой бывает поздно.

Клиент "кормит завтраками", мол, завтра, в течение этой недели заплатим, но не платит. Между тем по его долгу набегает достаточно солидная пеня. Можно ли как-то словить его на слове или проще подать в суд?

Д.Ш.: Все зависит от сроков: для кого-то и два дня - это тяжкое нарушение обязательства. Если есть желание однозначно получить судебное решение и наказать пеней, то это судебная перспектива.

Е.С.: Ждать чего-то не стоит, потому что суд имеет право уменьшить договорную пеню, и по итогу можно получить меньше чем ожидали, и потерять на курсовых разницах и переоценке обязательства в условиях рынка. Поэтому если решили - подавайте в суд.


 

 

 
В конце декабря выйдет в свет первый номер нового журнала о долгах

http://www.dolgfactor.ru/news/russian/14898.smx

 
Копите штрафы

Государство не хочет мелочиться на денежных наказаниях. Федеральная служба судебных приставов (ФССП) выступила с идеей разрешить гражданам накапливать свои долги.

 

 
Имущество должников все труднее продать

Обеспеченность кредитов, выданных под залог имущества, может оказаться еще хуже, чем до сих пор считали банковские аналитики. Как выяснил Bigness.ru, при решении долговых вопросов все чаще возникает не только проблема удешевления заложенного имущества, но и сложности с его реализацией.

 

 
Технология отжима

Уже и коллекторы вопиют: «Караул! Заказчики отказываются платить за проделанную работу!» Что тогда говорить об остальных! Просроченная дебиторка у российских компаний превысила в феврале триллион рублей — и нарастает. А бизнес упражняется во взыскании долгов и… уклонении от них.

 

 
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > В конец >>

Всего 46 - 60 из 192
 
 
Международная ассоциация

Ассоциация Российских Банков

 

 


 

 
        





Забыли пароль?
© Copyright 2006, Ассоциация по Развитию Коллекторского Бизнеса. Все права защищены.Создание и продвижение сайтов, реклама в интернет